deilf: (Default)


Чаек штормовая пляска, лающая игра
тюленей
Над и под океаном...
Божественный избыток красоты
Правит играми, распоряжается судьбами,
растит деревья,
Возносит холмы, низвергает волны.
Ошеломляющая красота радости
Воспламеняет слияние губ. О, пусть и наше
влечение
Сольётся, ведь ни одна девушка
Не пылает и не жаждет любви
Сильнее, чем желает тебя моя кровь на берегу тюленьем,
когда крылья
В воздухе ткут, словно сеть,
Божественный избыток красоты.

Робинсон Джефферс

© Перевод - Сивак Игорь, 2017


* * *

Divinely Superfluous Beauty

The storm-dances of gulls, the barking game
of seals,
Over and under the ocean …
Divinely superfluous beauty
Rules the games, presides over destinies,
makes trees grow
And hills tower, waves fall.
The incredible beauty of joy
Stars with fire the joining of lips, O let our
loves too
Be joined, there is not a maiden
Burns and thirsts for love
More than my blood for you, by the shore of seals
while the wings
Weave like a web in the air
Divinely superfluous beauty.

Robinson Jeffers


deilf: (Default)
22 января - годовщина рождения нескольких великих поэтов.
И один из них - Джордж Гордон Байрон.
Изучая его гороскоп, я отметил как он удивительным образом резонирует с гороскопом А.С. Пушкина. Это подтолкнуло меня к мысли найти в их творческом наследии похожие по духу и образности стихи.
Одна из главных тем, которые их роднит, - воспевание женской красоты.
Оба великих поэта непревзойдённо искусны в создании утончённых пленительных нежных женских образов.
Предлагаю вниманию небольшую подборку, составленную в виде "переклички" двух поэтов.


БАЙРОН:

* * *

Она идет во всей красе —
Светла, как ночь её страны.
Вся глубь небес и звёзды все
В её очах заключены.
Как солнце в утренней росе,
Но только мраком смягчены.

Прибавить луч иль тень отнять —
И будет уж совсем не та
Волос агатовая прядь,
Не те глаза, не те уста
И лоб, где помыслов печать
так безупречна, так чиста.

А этот взгляд, и цвет ланит,
И лёгкий смех, как всплеск морской, —
Всё в ней о мире говорит.
Она в душе хранит покой.
И если счастье подарит,
То самой щедрою рукой.

Джордж Байрон
Пер. С. Маршака


ПУШКИН:

Read more... )
deilf: (Default)
Не взыщи, мои признанья грубы,
Ведь они под стать моей судьбе.
У меня пересыхают губы
От одной лишь мысли о тебе.

Воздаю тебе посильной данью -
Жизнью, воплощённою в мольбе,
У меня заходится дыханье
От одной лишь мысли о тебе.

Не беда, что сад мой смяли грозы,
Что живу - сама с собой в борьбе,
Но глаза мне застилают слёзы
От одной лишь мысли о тебе.

1940 г.г.

Петровых М.С.

Картина - Vicente Romero Redondo

deilf: (Default)
МОЯ СКРИПКА

Ее любовно сотворил
Скрипичный мастер Дэвид Техлер,
Он часть души в нее вложил:
И вот — она звучит, как эхо.

Как эхо отдаленных дней
Под италийским небом синим,
Где откровенней и ясней
Поют сердечные святыни.

Она изящна и легка —
За триста лет не раскололась;
Ее улучшили века:
Стал глубже тембр, полнее голос.

Read more... )


deilf: (Default)
ПІСНЯ для МАР'ЯНИ

Ця любов, наче овочі цінні.
Дозрілі, пізні.
Наче ніч, що вібрує в осінній,
в останній пісні.

Цю любов я із вересня виніс
за вдачу птичу.
І за очі, що шепотом синім
початок кличуть.

За волосся, що ллється на перса,
мов зливи сіття,
за долоні, що в місячних плесах
про святість світять.

В цій любові живу, наче в саді
старім, імлистім,
і збираю розсріблену радість
в тінистім листі.

Заблукався в коханім обличчі,
як в дивнім краю:
в краєвиді його таємничім
себе шукаю.

Богдан Рубчак

Картина - А. Александров


deilf: (Default)
Рост дерева. Рост голоса в гортани.
Орфей поёт. Звук тянется до звёзд.
И смолкло всё. Но и внутри молчанья –
преображенье. Становленье. Рост.

Выходят звери из глухой чащобы.
Бредут, оставив логова в лесах.
Не хитрость гонит с места их, не страх:
они стихают и немеют, чтобы

расслышать. И смутившимся сердцам
так не нужны теперь и вой и рыки.
Зов входит в слух. И вот шалаш, берлога –

укрытье тёмное желаний диких
с кривой стеною, крышею убогой –
преобразилось, превратилось в храм.

Р.М.Рильке, "Сонеты к Орфею", сонет 1.
Пер. З. Миркиной

Paulus Potter, "Орфей и животные" (1650)

Картина (кроме всего прочего) интересна тем, что на ней Орфей играет не на лире (как в мифе), а на арфе.


deilf: (Default)
Вот и я не хочу, и мне претит...


* * *

Я крохотнее всех в дому -
Всех меньше мой мирок -
Под вечер - книга, лампа и
Герань - да вот - пучок

Душицы - вечно падает -
Мне век ловить его -
Корзина с рукодельем и -
Что ж больше? -
Ничего

Молчу - а коль заговорят -
Ответ мой краток, тих -
Жить громогласно не хочу -
Мне этот гам претит -

И если б не был так далек
Всем предстоящий путь -
Наверно - незаметней всех
Смогла б я умереть


Эмили Дикинсон
Пер. А. Величанского


deilf: (Default)
Смотрел фильм "Общество мёртвых поэтов", в котором играет Робин Уильямс - один из моих любимых актёров (к сожалению, ныне уже покойный).

Преподаватель, которого он играет, цитирует своим ученикам стихотворение Уолта Уитмена, но, к сожалению, не полностью.
Мне не удалось найти полный перевод этого стихотворения (везде цитируется только то, что озвучено в фильме), потому пришлось попытаться перевести его самому:

О, я! О, жизнь! и эти неотступные вопросы,
Безверья нескончаемый поток, кишащие глупцами города,
Я сам, себя корящий непрестанно (ведь кто меня глупей, кто вероломней?),
Глаза, напрасно жаждущие света, вещей никчемность, вечная борьба,
Ничтожность результатов, и трудами изнемождённая убогая толпа,
Всех остальных бесплодные года, и я, сплетённый крепко с остальными,
Вопрос - о, я! такой печальный, - неотступный — где среди этого добро? О, я, о жизнь?

Ответ.
В том, что ты тут — что длится жизнь, сознанье,
Что пьеса яркая не сыграна ещё, и можешь ты в неё строфу вписать.

© - Пер. Игорь Сивак


Оригинал:

Oh me! Oh life! of the questions of these recurring,
Of the endless trains of the faithless, of cities fill’d with the foolish,
Of myself forever reproaching myself, (for who more foolish than I, and who more faithless?)
Of eyes that vainly crave the light, of the objects mean, of the struggle ever renew’d,
Of the poor results of all, of the plodding and sordid crowds I see around me,
Of the empty and useless years of the rest, with the rest me intertwined,
The question, O me! so sad, recurring — What good amid these, O me, O life?

Answer.
That you are here—that life exists and identity,
That the powerful play goes on, and you may contribute a verse.


deilf: (Default)
Наш Август – пилигрим, одетый в травеницу.
За бледный горизонт, ручьём - сырая поступь.
Дорога далека, как робость до блудницы.
К святилищу начал идёт Восьмой апостол…

Над ним бутон луны томящийся цветеньем.
В лимонных лепестках ослепшие равнины.
Безмолвным табуном по лесу скачут тени.
Лоснятся их тела полночным бриолином.

И странник держит путь серебреной монетой,
Что катится сама в кривой кошель дороги.
По ней прошёл Июль... Его приемник - следом.
И близок отчий храм. Он где-то на пороге…

Состарился в пути… За тридцать дней – к Авроре.
Но в капище начал - бессмертие и святость.
В соборе вспыхнет Год, когда все будут в сборе.
_______
Восьмой апостол ждёт... Дорога - за Девятым.

Лилай Интуэри

Картина - Михаил Юрьевич Астальцов




deilf: (Default)
Только вглядевшийся в мглу,
плывший сквозь Лету
складывать смеет хвалу
жизни и свету.

Только познав в тишине
вкус асфоделий*,
помнишь, как в тайной стране
струны звенели.

Пусть расплескал водоём
зыбь отражения -
образ лови!

Только в пространстве ином
тихое пенье
вечной любви.


Р. М. Рильке, "Сонеты к Орфею", пер. З. Миркиной

*асфоделия – мифический цветок, который, по преданию, едят мёртвые.


deilf: (Default)

А между тем благая весть —
всегда в разгар триумфа ада,
и это только так и есть,
и только так всегда и надо!
Когда, казалось, нам велят —
а может, сами захотели, —
спускаться глубже, глубже в ад
по лестнице Страстной недели:
все силы тьмы сошлись на смотр,
стесняться некого — а че там;
бежал Фома, отрекся Петр,
Иуда занят пересчетом, —
но в мир бесцельного труда
и опротивевшего блуда
вступает чудо лишь тогда,
когда уже никак без чуда,
когда надежда ни одна
не намекает нам, что живы,
и перспектива есть одна —
отказ от всякой перспективы.

Read more... )

deilf: (Default)

«Настоящая поэзия, во-первых, не подлежит переводу на язык «презренной прозы», но зато она — кратчайший путь к самым главным вопросам о сущности и природе бытия. А во-вторых, она иногда отвечает и на вопросы, ответить на которые невозможно ни в каком учёном трактате. Даже если он написан самим Зигмундом Фрейдом или самим Анри Бейлем».

Паола Волкова, «Портреты. Книга первая», «На другом берегу»

deilf: (Default)
 *   *   *

Держись за боль. Все остальное рухнет.

А остальное что? Все боль или тщета.

Но вдруг сквозь тлен, сквозь суету и рухлядь

Такая сила, страсть и красота!

О, ближний, кто ты? И откуда свет,

Что из тебя иль сквозь тебя струится?

Ты сон, мираж души?

И слышится в ответ:

Я то, что есть в любом, кто края не боится.

А как же с болью быть? —

И слышится в ответ:

Одна есть боль на этом свете оголтелом.

И эта боль есть Бог.

Душа болеет телом.

А значит, жизнь — болезнь.

А значит, смерти нет.



Леонид Завальнюк

deilf: (Default)
 *   *   *

Здесь, в этом мире многослёзном,
Не забывай о небе звёздном
Со всех сторон объявшим нас,
О тайне, веющей оттуда
На жизни длящееся чудо,
На каждый день, на каждый час.

Будь тайне этой чуткой чашей, –
Пойми, нет будней в жизни нашей,
Для мудрых в жизни будней нет, –
Сквозь боль, и гнев, и нетерпенье –
Свет изумленья и прозренья –
Неотвратимый звёздный свет.

Лидия Алексеева 
(двоюродная племянница Ахматовой)

 Картина Freydoon Rassouli
 
 
deilf: (Default)
 "Красота – это только начало, вмещенное сердцем начало того, 
                                                                            что вместить  невозможно.
Нас приводит в восторг бесконечность, но она нас поглотит и выпьет.
Ангел вводит нас в Бездну.
Каждый ангел ужасен. И я глотаю рыданья. К ним докричаться нельзя.
Ангелы мне не помогут, так же как люди. Кто же мне может помочь?"


Р.М. Рильке, из первой "Дуинской элегии", пер. З.Миркиной
 
 

ОСЕНЬ

Oct. 3rd, 2014 05:20 pm
deilf: (Default)

Осенний лес! Стоцветный листопад!
Дубы и буки, клёны и платаны,
Оттенков тёплых звучные органы,
О, золотой симфонии каскад!

О пиршество природы! О закат!
О меланхолия лесной поляны,
Где, прошуршав листвою златотканой,
Прошёл Дианы златокудрый брат.

Словно душа, узрев сей пышный пир,
Перенеслась на времени крылах
В тот век благой, в те золотые лета

И смотрит, как уходит этот мир
С божественной улыбкой на устах,
Олимп веселья, красоты и света.

Леопольд Стафф, пер. Н. Астафьевой


Картина - Передиреев Сергей






deilf: (Default)
 Я был так занят собой ждал
                                чтоб никто не пришёл ко мне
всегда просил только один билет — для себя
мне даже сны не снились
ведь спят для себя а видят сны для других
я плакал непрофессионально
для плача нужны два сердца
Бога защищал так рьяно что дал по морде человеку
думал у женщины нет души а если есть то три четверти
в сердце устроил тайную радиостанцию
передававшую только мою программу
приглядел себе малометражку на кладбище
начисто забыв что в небо возносятся парами а не гуськом
даже скромняга ангел и тот не стоит отдельно


Ян Твардовски
 
 
deilf: (Default)
 Райнер Мария Рильке. 

Осень


*   *   * 

Лист опадает, словно там вдали,
за небесами вянет сад высокий;
в листве летящей жесты отрицанья.

И прочь летит от звёздного мерцанья
в ночь одиночества тяжёлый шар земли.

Мы тоже падаем. Склоняется рука.
Взгляни вокруг: во всём паденье.

Но есть Один, кто в благосклонном бденье
нас держит, и рука его легка.

Пер. Вячеслава Куприянова



Rainer Maria Rilke

 Herbst


Die Blätter fallen, fallen wie von weit,
als welkten in den Himmeln ferne Gärten;
sie fallen mit verneinender Gebärde.

Und in den Nächten fällt die schwere Erde
aus allen Sternen in die Einsamkeit.

Wir alle fallen. Diese Hand da fällt.
Und sieh dir andre an: es ist in allen.

Und doch ist Einer, welcher dieses Fallen
unendlich sanft in seinen Händen hält.


deilf: (Default)
 *  *  *

Здесь никаких великолепий -
Сентябрьский лес и пуст и глух.
Лишь только света тайный трепет,
Лишь просквозивший чащу Дух,

Лишь опрозрачненные тени,
Да поредевшая листва,
Лишь это одухотворенье
От прикасаний Божества.

Оно беззвучно и незримо -
Всю жизнь потратишь - не найдешь.
Но этот тонкий запах дыма, -
Но эта световая дрожь...

18, 19.09.2001.

Зинаида Миркина, "Нескончаемая встреча"



Панцирев Юрий Николаевич, "Сентябрь. Солнечная поляна"


deilf: (Default)
    ______

... При мысли о душах несложных,
Разгадывать кои не надо:
К раскрытию коих подходят
Ключи от амбара и склада, -
Всегда ли резонно - не знаю,
Но Брейгеля я вспоминаю.

При мысли о лицах недвижных,
В тугом напряженье покоя
(На задней стене мыловарни
Всегда выраженье такое!
На брусьях, на дубе стропильном...);
При мысли о каменно-мыльном,
О твердо-подошвенном взоре
Асфальтовых глаз Примитива;
О пальце картофельно-белом
На кнопке вселенского взрыва;
О судьбах, скользящих по краю, -
Я Брейгеля вспоминаю.
При мысли о логике нищей,
О разуме задремавшем,
О стоптанном ухе, приникшем
К железным чудовищным маршам, -
О Брейгеле я вспоминаю! -
О Питере Брейгеле-старшем.

1967-1968

 Новелла Матвеева, "Питер Брейгель-старший" (поэма)
 
              

October 2017

S M T W T F S
1234567
89101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 01:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios