deilf: (Default)
             Я убеждён, что ни римляне, ни иудеи не понимали Иисуса из Назарета, как не понимают и Его ученики, которые теперь проповедуют Его имя.

             Римляне убили Его и просчитались. Галлилеяне желают сделать из Него бога и совершают ошибку.

             Иисус принадлежал сердцу человеческому.

             Я плавал на своих кораблях по Семи Морям, и торговал с царями и князьями, и с мошенниками и хитрецами на рынках далёких городов, но никогда я не встречал человека, подобно Ему понимающего торговцев.

             Я слышал, как однажды Он рассказывал притчу.

             «Купец уезжал из своей страны в чужие края. У него было двое слуг, и каждому дал он по пригоршне золота, сказав: “Как я отправляюсь за границу, так и вы пускайтесь в путь и взыскуйте прибыли. Совершайте справедливый обмен и заботьтесь о том, чтобы служить и тогда, когда отдаёте, и тогда, когда получаете”.

             Год спустя купец вернулся.

             И спросил обоих слуг, что сделали они с его золотом.

             Первый слуга сказал: “Вот, хозяин, я покупал и продавал, и приобрёл”.

             И купец ответил: “Заработанное будет твоим, ибо ты поступил хорошо, и был верен мне и себе”.

             Тогда другой слуга вышел вперёд и сказал: “Господин, я боялся потерять твои деньги, и я не покупал и не продавал. Вот, все они здесь, в этом кошельке”.

             И купец, взяв золото, молвил: “Мала твоя вера. Торговать и терять лучше, чем вообще не отправляться в путь. Ибо так же как ветер рассеивает семена и ждёт плодов, должны делать и все торговцы. Более подобающим тебе будет отныне служить другим”».

             Говоря так, Иисус, хотя Он и не был купцом, раскрыл тайну торговли.

             Вдобавок Его притчи часто напоминали мне о землях более далёких, чем мои путешествия, и всё же более близких, чем мой дом и мои товары.

             Но юный Назареянин не был богом, и жаль, что Его ученики пытаются сделать бога из такого мудреца.


             Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий".

                 Перевод с англ. - © Deilf, 2015


             Изображение
deilf: (Default)
            Когда Он снова пришёл в Иерихон, я разыскал Его и сказал Ему: «Учитель, следующим утром мой сын женится. Я прошу тебя прийти на брачный пир и оказать нам честь, так же как ты почтил своим присутствием свадьбу в Кане Галилейской».

            И Он ответил: «Верно, однажды я был гостем на брачном пиру, но я не буду гостем снова. Теперь я сам Жених».

            И я сказал: «Умоляю тебя, Учитель, приди на брачный пир моего сына».

            И Он усмехнулся, словно желая упрекнуть меня, и спросил: «Почему ты меня упрашиваешь? У тебя недостаточно вина?»

            И я ответил: «Мои кувшины полны, Учитель, но я всё равно заклинаю тебя, приди на брачный пир моего сына».

            Тогда Он молвил: «Кто знает? Я могу прийти, я несомненно могу прийти, если твоё сердце это алтарь в твоём храме».

            Наутро мой сын женился, но Иисус не пришёл на брачный пир. И хотя у нас было много гостей, мне казалось, что не пришёл никто.

            По правде говоря, и сам я, приветствовавший гостей, не был там.

            Возможно, моё сердце не было алтарём, когда я звал Его. Возможно, я жаждал ещё одного чуда.


             Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий".

            Перевод с англ. - © Deilf, 2015


             Изображение - Дионисий,
"Брак в Кане Галилейской", фреска в Ферапонтовом монастыре

deilf: (Default)
            Друг мой, подобно всем остальным римлянам, тебе больше по нраву постигать жизнь, а не проживать её. Ты предпочитаешь править землями, а не подчиняться духу.

            Тебе привычней покорять народы и быть проклятым ими, а не оставаться в Риме и пребывать в благословении и счастье.

            Ты думаешь только о марширующих армиях и кораблях, спускаемых на воду.

            Как тебе понять Иисуса из Назарета, человека простого и одинокого, пришедшего без армий и кораблей основать царство в сердце и империю в свободных пространствах души?

            Как тебе понять этого человека, который не был воином, но пришёл с силой могучего эфира?

            Он не был богом, Он был человеком подобно нам самим. Но в Нём мирра земли поднялась, чтобы слиться с ладаном неба, и в Его словах шёпот незримого объял наше лепетание, и в Его голосе мы слышали песнь непостижимого.

            Да, Иисус был человеком, а не богом, и в этом наше изумление и удивление.

            Но вы, римляне, не изумляетесь ничему, кроме богов, и ни один человек не удивит вас. Поэтому вы и не понимаете Назаретянина.

            Он принадлежал к юности разума, а вы -  к его старости.

            Вы правите нами сегодня, но позвольте нам дождаться следующего дня.

            Как знать, не будет ли этот человек без армий и кораблей править завтра?

            Мы, те, кто верен духу, будем трудиться до кровавого пота, следуя за Ним по пути. Но Рим будет лежать на солнце белым скелетом.
 
            Мы много пострадаем, но вытерпим и будем жить. А Рим непременно обратится в прах.

            Если же Рим, смирившись и склонившись, произнесёт Его имя, Он внемлет его голосу. И Он вдохнёт новую жизнь в его кости, и Рим снова сможет восстать - город промеж земных городов.

            Но Он совершит это без легионов и без рабов, приводящих в движение Его галеры. Он будет один.

           Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий".


            Перевод с англ. - © Deilf, 2015


             Картина - А. А. Иванов, "Явление Христа народу"




deilf: (Default)
            О ЧУЖЕСТРАНЦАХ

            Он и Его товарищи были в сосновой роще за моей оградой, и Он говорил с ними.

            Я стоял у ограды и слушал. И Я знал, кто Он, ибо слава Его достигла этих берегов, прежде чем Он сам посетил их.

            Когда Он умолк, я подошёл к Нему и сказал: «Господин, приди с этими людьми и окажи честь мне и моему крову».

            И Он улыбнулся мне и ответил: «Не сегодня, мой друг. Не сегодня».

            И в Его словах было благословение, и Его голос окутал меня, словно одежда в холодную ночь.

            Потом Он обернулся к своим товарищам и сказал: «Взгляните на человека, который не считает нас чужаками, и, не видев нас до сего дня, зовёт  на свой порог.

            Истинно, в моём царствии нет чужаков. Жизнь наша - не что иное как жизнь всех остальных людей, дарованная нам для того, чтобы мы могли познать их всех, и в этом знании возлюбить их.

            Деяния всех людей - наши собственные деяния, как тайные, так и явные.

            Я велю вам быть не одним «я», а многими - домовладельцем и бездомным, пахарем и воробьём, склёвывающим зерно, прежде чем его захоронят в земле, дарителем, дающим из благодарности, и получателем, принимающим в гордости и в знак признания.

            Красота дня не только в том, что видете вы, но и в том, что видят другие.

            Для этого я избрал вас из множества тех, кто избрал меня».

            Потом Он снова обернулся ко мне и, улыбнувшись, произнёс: «Я говорил это и тебе тоже, и ты тоже запомнишь мои слова».

            Тогда я снова стал упрашивать Его и спросил: «Учитель, ты посетишь мой дом?» 

            И Он ответил: «Мне ведомо твоё сердце, и я приду в твой больший дом».

            И уходя со своими учениками, Он сказал: «Доброй ночи, и пусть твой дом будет достаточно большим, чтобы приютить всех странников этой земли».


             Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"
            Перевод с англ. - © Deilf, 2015



  Картина - Дэвид Винкбоонс, "Лесной пейзаж с двумя чудесами Христа" (фрагмент)




deilf: (Default)
              Два потока струились в сердце Назареянина: река родства с Богом, которого Он называл Отцом, и река восхищения, называемого Им Царством поверх мира.

И в моём одиночестве я думал о Нём и шёл вдоль этих рек в Его сердце. На берегах одной я встретил свою собственную душу. И иногда моя душа была нищенкой и странницей, а временами - принцессой в своём саду.

Потом я последовал за другим потоком в Его сердце, и встретил на пути избитого и ограбленного, и он улыбался. Немного далее увидел я ограбившего его разбойника, и невыплаканные слёзы были на его лице.

Потом и в моей груди услыхал я журчание этих рек и возрадовался.

Когда я посетил Иисуса за день до того, как Он попал в руки Понтия Пилата и старейшин, мы долго беседовали, и я задавал Ему много вопросов, и Он великодушно отвечал мне на них. И уходя, я знал, что Он Господь и Владыка нашей земли.

Давно уже упал кедр, но осталось его благоухание, и вечно будет оно стремиться в самые отдалённые уголки земли.

         Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"
         Перевод с англ. - © Deilf, 2015

         Изображение - Иосиф Аримафейский, витраж из церкви Св. Иоанна, Гластонбери, Англия ( St. John's, Glastonbury).




 

deilf: (Default)
            Он был чужим среди нас, и жизнь Его была сокрыта тёмными завесами.

            Он не шёл дорогой нашего Бога, а следовал путём бесчестным и постыдным.

            Его детство было мятежным и отвергало сладкое молоко нашей сущности.

            Его юность вспыхнула как загоревшаяся в ночи сухая трава.

            А став мужчиной, Он поднял оружие на всех нас.

            Такие люди зачаты в час отлива человеческой доброты и рождены во время дьявольских бурь. И в бурях живут они день, чтобы навеки исчезнуть.

            Разве вы не помните Его, самонадеянного мальчишку, спорившего с нашими учёными старейшинами и глумившегося над их достоинством?

            И разве вы не помните Его юность, когда Он кормился пилой и стамеской? 

            Он никогда не бывал на праздниках с нашими сыновьями и дочерьми. Он всегда ходил один.

            И Он никогда не отвечал тем, кто приветствовал Его, так словно пребывал поверх нас.

            Я сам однажды встретил Его в поле и поздоровался, но Он только улыбнулся, и Его улыбка мне показалась надменной и оскорбительной.

            Вскоре после этого моя дочь пошла с подругами собирать виноград и тоже заговорила с Ним, но Он не ответил ей.

            Он обратился сразу ко всем сборщикам винограда, как если бы моей дочери не было среди них.

            Оставив свой народ и превратившись в бродягу, Он стал обыкновенным пустословом. Его голос как коготь, рвал нашу плоть, и звук этого голоса всё ещё отдаётся болью в нашей памяти.

            Только дурное говорил Он о нас, о наших отцах и праотцах. И Его слова отравленными стрелами устремлялись в нашу грудь.

            Таким был Иисус.

            Будь Он моим сыном, я бы вместе с римскими легионами отправил Его в Аравию, и попросил военачальника поставить Его на передний край битвы, чтобы вражеский лучник поразил Его и избавил меня от Его оскорбительного высокомерия.

            Но у меня нет сына. И, наверное, мне стоит быть благодарным. Ибо что,  если бы мой сын стал врагом своего собственного народа, и мои седые волосы теперь с позором стремились бы к праху, клоня вниз мою белую бороду?

            Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"
            Перевод с англ. - © Deilf, 2015

            Живопись - Василий Поленов, "Палестина. Нагорная проповедь".


ПЁТР

Sep. 8th, 2015 01:06 pm
deilf: (Default)
            Однажды на закате Иисус повёл нас в селение Вифсаиду. Мы были утомлены, и пыль дорог покрывала нас.

            И мы подошли к большому дому посреди сада, и его хозяин стоял в воротах.

            И Иисус обратился к нему: «Эти люди устали, их ноги стёрты. Позволь им заночевать в твоём доме. Ночь холодна, а они нуждаются в тепле и отдыхе».

            Но богач ответил: «Они не будут спать в моём доме».

            И Иисус попросил: «В таком случае позволь им провести ночь в твоём саду».

            Но мужчина отказал: «Нет, они не будут спать в моём саду».

            Тогда Иисус повернулся к нам и сказал: «Вот, каким будет ваш завтрашний день, и это настоящее подобно вашему будущему. Все двери закроются перед вами, и даже лежащие под звёздами сады не станут вашим ложем.

            Если ваши ступни будут терпеливы к дороге и последуют за мной, то, может быть, у вас будет чаша для омовения и постель, и, возможно, хлеб и вино. Но если случится так, что ничего этого вы не найдёте, тогда помните, что вы пересекли одну из моих пустынь. Давайте пойдём дальше».

            И богач заволновался, его лицо изменилось, и он пробормотал какие-то слова, которых я не услышал. Отпрянув от нас, он повернул к своему саду.

            А мы пошли по дороге вслед за Иисусом.



           
Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"
            Перевод с англ. - © Deilf, 2015

            Живопись - Милле, Жан-Франсуа, прозванный Франциск, "Пейзаж с Христом и учениками".





deilf: (Default)
            Однажды ночью в месяце августе мы были с Учителем на пустоши неподалёку от озера. Древние называли её Долиной Черепов*.

            Иисус сидел, облокотившись, на траве и вглядывался в звёзды.

            Вдруг к нам подбежали два запыхавшихся человека. Словно в агонии они упали навзничь у ног Иисуса.

            Иисус поднялся и промолвил: «Откуда вы?»

            И один из них ответил: «Из Махерона»

            Иисус взглянул на него встревоженно и спросил: «Что с Иоанном?»

            И человек сказал: «Он был убит сегодня. Обезглавлен в темнице».

            Тогда Иисус поднял голову. И отошёл от нас недалеко. Немного погодя Он снова стоял посреди нас.

            И Он сказал: «Царь давно уже мог убить пророка. Поистине, он испытывал терпение своих подданных. Цари былого не были столь медлительны, отдавая голову пророка охотящимся за ней.
 
            Я скорблю не по Иоанну, но по Ироду, позволившему опустить меч. Бедный царь, он подобен зверю, которого поймали и ведут за кольцо и веревку.

            Несчастные, недалёкие тетрархи, заблудившиеся в собственной тьме, они спотыкаются и падают. А что можно ждать от застоявшегося моря, как не мёртвой рыбы?

            У меня нет ненависти к царям. Пусть они правят людьми, но только если они мудрее людей».

            И Учитель взглянул на два скорбных лица и потом посмотрел на нас, и снова заговорил и сказал: «Иоанн был рождён раненым, и кровь его раны вытекала с его словами. Он был свободой, ещё не свободной от самой себя, а его терпение распространялось только на честных и праведных.

            Поистине он был голосом, вопиющим в земле глухих. И я любил его в его боли и одиночестве.

            И я любил его гордость, которая предпочла скорее отдать его голову мечу, чем склонить её перед прахом.

            Поистине я говорю Вам, что Иоанн, сын Захарии, был последним из своего рода, и, подобно своим предкам, был убит между порогом храма и алтарём.

            И Иисус снова отошёл от нас.

            Затем Он вернулся и сказал: «Всегда те, кто правит час, желают лишить жизни властителей лет. Им бы вечно вершить суд и признавать виновным того, кто ещё не родился, и осуждать его на смерть, прежде чем он совершит преступление.

            Сын Захарии будет жить со мной в моём царстве, и долгим будет его день.

Потом Он повернулся к ученикам Иоанна и произнёс: «У каждого поступка   есть свой завтрашний день. Я сам могу оказаться завтрашним днём этого деяния. Возвращайтесь к друзьям моих друзей и скажите им, что я буду с ними».

            И двое мужчин оставили нас, и казалось, они были уже не так подавлены.

            Тогда Иисус снова лёг на траву и распростёр руки, и опять стал вглядываться в звёзды.

            Было уже поздно. И я лёг неподалёку от Него, и охотно бы отдохнул, но рука стучалась в ворота моего сна, и я так и не сомкнул глаз, пока на рассвете Иисус опять не позвал меня в дорогу.



             Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"
            Перевод с англ. - © Deilf, 2015


          

            *Вероятно, речь идёт о Голгофе - Голго́фа или Кальва́рия (греч. Γολγόθα, Κρανίου Τοπος; ивр. ‏גולגלתא‏‎‎‎,  «лобное место» от арам. gûlgaltâ, букв. «череп»; лат. Calvaria) — небольшая скала или холм, где был распят Иисус Христос.


             Картина - Тициан, "Святой Иоанн Креститель в отшельничестве" 1542


deilf: (Default)
            Мой сын был моим первенцем и единственным рождённым ребёнком. Он трудился на нашем поле и был доволен, пока не услышал человека по имени Иисус, говорившего с простонародьем.

            Тогда внезапно мой сын стал другим, словно новый дух, чужой и пагубный, объял его дух.

            Он забросил поле и сад, он оставил и меня. Он стал ничтожеством, бродягой с большой дороги.

            Тот человек, Иисус из Назарета, был дурным, ибо какой добрый человек станет разлучать сына с его матерью?

            Вот, что моё дитя сказало мне напоследок:

            «Я иду с одним из Его учеников в северный край.  Моя жизнь укоренена в Назареянине. Ты родила меня, и я благодарен тебе за это. Но я непременно должен идти. Разве я не оставляю с тобой нашу богатую землю, и всё наше серебро и золото? Я не возьму ничего, кроме этой одежды и этого посоха».

            Так сказал мой сын и ушёл.

            И теперь римляне и священнослужители схватили Иисуса и распяли Его, и они хорошо поступили.

            Человек, желающий разлучить мать и сына, не может быть праведным.

            Человек, посылающий наших детей в города язычников, не может быть нашим другом.

            Я знаю, мой сын не вернётся ко мне. Я видела это в его глазах. И за это я ненавижу Иисуса из Назарета, из-за которого я осталась в одиночестве на этом непаханом поле и в этом увядшем саду.

            И я ненавижу всех восхваляющих Его.

            Не так давно мне говорили, что Иисус сказал однажды: «Мой отец и моя мать и мои братья те, кто слушают моё слово и следуют за мной».

            Но почему сыновья должны оставлять своих матерей и идти вслед за Ним?

            И почему молоко моей груди должно быть забыто ради источника ещё не отпитого? А тепло моих рук отвергнуто ради Северной земли, холодной и неприветливой?

            Да, я ненавижу Назареянина, и буду ненавидеть Его до конца моих дней, ибо он отобрал у меня моего первенца, моего единственного сына.

             Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"
            Перевод с англ. - © Deilf, 2015

             Картина - Моисей Гамбурд. Портрет старой еврейки



deilf: (Default)
            Однажды вечерней порой Он проходил мимо моего дома, и моя душа ожила.

            Он обратился ко мне и сказал: «Пойдём, Леви, следуй за мной»

            И я пошёл за Ним в тот день.

            И вечером следующего дня я попросил Его войти в мой дом и быть моим гостем. И Он и его друзья переступили мой порог и благословили меня, мою жену и моих детей.

            Но у меня были и другие гости. Это были мытари и учёные мужи, и в сердце они были против Него.

            И когда мы сидели вокруг стола, один из мытарей, обращаясь к Иисусу, спросил: «Это правда, что ты и твои ученики нарушаете закон и зажигаете огонь в субботний день?»

            И Иисус так ответил Ему: «Да, мы и вправду разводим огонь в субботний день. Мы желали бы поджечь субботний день и испепелить нашим факелом  сухую стерню всех дней».

            И сказал другой мытарь: «Нам говорили, что ты пьёшь вино с нечистыми на постоялом дворе».

            И ответил Иисус: «Да, мы хотели бы утешить и их. Разве мы пришли сюда не для того, чтобы разделить хлеб и чашу с теми среди вас, кто не носит ни венца, ни обуви?

            Мало, да, слишком мало тех, кто, будучи лишён перьев, бросает вызов ветру, и множество окрылённых и полностью оперившихся всё ещё пребывает в гнезде.
 
            И мы накормим своим клювом их всех, и медлительных и быстрых». 

            И третий мытарь спросил: «Не говорили ли мне, что ты защищаешь блудниц Иерусалима?»

            Тогда мне показалось, что я увидел в лице Иисуса скалистые вершины Ливана, и Он сказал: «Это правда.

            В судный день эти женщины поднимутся перед троном моего Отца, и их собственные слезы очистят их. Но Вас удержат внизу цепи вашего собственного суда.

            Вавилон был опустошён не из-за своих распутниц. Вавилон превратился в прах, чтобы глаза его лицемеров не могли больше видеть света дня».

            И другие мытари хотели задать ему вопрос, но я подал знак и попросил их хранить молчание, ибо знал, что Он опровергнет их, но они также были моими гостями, и я не хотел, чтобы они были посрамлены.

            Когда наступила полночь, мытари оставили мой дом, и их души хромали.

            Тогда я закрыл глаза и увидел, словно в видении, семь женщин в белых одеждах, стоящих рядом с Иисусом. Их руки были скрещены на груди, а головы  склонены вниз, и я заглянул глубоко в дымку моей грезы и увидел лицо одной из семи женщин, и оно сияло в моём мраке.

            Это было лицо жившей в Иерусалиме блудницы.

            Тогда я открыл глаза и взглянул на Него, и Он улыбался мне и другим, кто не ушёл из-за стола.

            И я снова закрыл глаза и увидел в свете семь мужчин в белых одеждах, стоящих вокруг Него. И я разглядел лицо одного из них.

            Это было лицо разбойника, распятого впоследствии по Его правую руку.

            И потом Иисус и Его товарищи оставили мой дом и ушли по дороге.



                Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"
            Перевод с англ. - © Deilf, 2015


             Картина - Тициан Ужин в Эммаусе .Париж, Лувр



deilf: (Default)
                 О ЕГО ПЕЧАЛИ и ЕГО УЛЫБКЕ


            Его голова всегда была высоко поднята, и пламя Бога было в Его глазах.

            Нередко Он был печален, но Его печаль была нежностью, явленной тем, кто испытывал боль, и дружбой, предлагаемой одиноким.

            Когда Он улыбался, Его улыбка была подобна жажде тех, кто устремлён к неведомому. Она была как звёздная пыль, падающая на веки ребёнка. Она была как кусочек хлеба во рту.

            Он был печален, но это была печаль, которая, поднимаясь к устам, становилась улыбкой.

            Она была как золотое покрывало в лесу в час, когда на мир опускается осень.

            А иногда она казалась подобной лунному свету на озёрных берегах.

            Он улыбался так, словно Его уста должны были петь на свадебном пиру.

            И всё же Он был печален печалью окрылённого, который не станет воспарять над своим товарищем.


            Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"

            Перевод с англ. - © Deilf

         Картина  - Святослав Рерих "Иисус Христос" (Рисунок)(1) 1934 год



deilf: (Default)
            Вы уговариваете меня рассказать об Иисусе Назареянине, и есть многое, что я могу Вам поведать, но время ещё не пришло. Однако чтобы я ни сказал о Нём сейчас — правда, ибо ничего не стоит та речь, которая не обнаруживает истины.
 
            Вот человек распущенный, настроенный против всякого порядка, нищий, враждебный всякой собственности, пьяница, радующийся только с бродягами и изгоями.

            Он не был гордым сыном Государства, как не был гражданином Империи, находящимся под её защитой, и потому презирал и Государство и Империю.

            Он, подобно птицам небесным, предпочитал жить свободно и без обязательств, и за это охотники стрелами повергли его наземь.

            Никто, тараня башни вчерашнего дня, не избегнет падающих камней.

            Никто не откроет шлюзные ворота своих предков, не оказавшись под водой. Это закон. И потому что Назареянин нарушил закон, Ему и Его неразумным последователям пришёл конец.

            Немало жило тех, кто подобно Ему, желали изменить ход нашей судьбы.

            Но изменились они сами, и они были проигравшими.

            У стен города растёт бесплодная виноградная лоза. Она вьётся вверх, цепляясь за камни. Если она скажет в своём сердце: «Своей мощью и весом я разрушу эти стены», что скажут другие растения? Они наверняка посмеются над её безрассудством.

            Вот и я, господин, могу только посмеяться над этим человеком и Его неблагоразумными учениками.

            Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"

            Перевод с англ. - © Deilf, 2015

            Мозаика в Равенне  - "Мытарь и фарисей"   



deilf: (Default)
            ЧУДЕСА ИИСУСА

            Вы спрашиваете меня о чудесах Иисуса.

            Каждую тысячу тысяч лет Солнце и Луна, и эта Земля, и все её сёстры планеты выстраиваются в одну линию, и в течение одного мгновения все вместе держат совет.

            Затем они медленно расходятся и ждут, пока минет другая тысяча тысяч лет.

            По ту сторону времени нет чудес, но вы и я не знаем всех времён. А что если время проявится в образе человека?

            В Иисусе все стихии наших тел и наших грёз собрались вместе согласно закону. Всё, что было по ту сторону времени до Него, наполнилось временем в Нём.

            Говорят, что Он возвращает зрение слепым и исцеляет парализованных, и что Он изгоняет демонов из безумцев.

            Быть может, слепота это не что иное, как тёмные мысли, которые можно превозмочь мыслью пылающей. Быть может, парализованные конечности – всего лишь лень, которую можно оживить энергией. И, быть может, демоны, эти неугомонные стихии в нашей жизни, изгоняются ангелами спокойствия и безмятежности.

            Говорят он воскрешает умерших. Если вы мне сможете сказать, ЧТО ЕСТЬ СМЕРТЬ, тогда я скажу вам ЧТО ЕСТЬ ЖИЗНЬ.

            Я наблюдал за жёлудем в поле, созданием таким безмолвным и на вид ни к чему непригодным. И весной я увидел, как жёлудь, начало дуба, укоренился и потянулся вверх к солнцу.

            Конечно, вы можете считать это чудом, однако это чудо происходит тысячу тысяч раз в дремоте каждой осени и страсти каждой весны.

            Почему бы ему не произойти в сердце человека? Почему бы временам не встретиться в руке или же на устах Помазанного?

            Если наш Бог даровал земле искусство давать приют семенам, в то время, когда они на вид мертвы, почему Он не мог позволить сердцу человека вдохнуть жизнь в другое сердце, даже по видимости мёртвое?

            Я говорил об этих чудесах, которые считаю крошечными в сравнении с большим чудом, коим является Он сам, Странник, человек, превративший мою тщетность в золото, научивший меня как любить тех, кто меня ненавидит, и тем самым принёсший мне утешение и даровавший сладкие грёзы моим снам.

            Это чудо в моей собственной жизни.

            Моя душа была слепа, моя душа была хрома. Я был во власти беспокойных духов и я был мёртв.

            Но теперь я вижу ясно и хожу прямо. Я безмятежен и живу, чтобы свидетельствовать и провозглашать своё собственное бытиё каждое мгновение дня.

            И я не один из Его учеников. Я всего лишь старый астроном, каждое время года посещающий пространства космоса, и потому внимательный к закону и к чудесам.

            И я в сумерках моих времён, но всякий раз, прибегая к поиску их рассвета, я обращаюсь к юности Иисуса.

            И вовек будет старость стремиться к юности. Теперь во мне знание, взыскующее видения.


            Перевод с англ. Deilf, 2015

            Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий"


ФОМА

Jun. 8th, 2015 03:44 pm
deilf: (Default)
            Мой дед, бывший законником, сказал однажды: «Давайте придерживаться истины, но только тогда, когда она явлена нам».

            Когда Иисус призвал меня, я внял Его зову, ибо Его повеление было могущественней, моей воли; однако
свои намерения я держал в тайне.

            Когда Он говорил, и других раскачивало, словно ветви на ветру, я слушал  неподвижно. Но я любил Его.

            Три года назад Он оставил нас - разрозненное товарищество - воспевать Его имя и свидетельствовать о Нём народам.

            В то время меня называли Фомой Неверующим. Тень моего деда всё ещё нависала надо мной, и я всегда желал, чтобы истина была явлена.

            Я даже вкладывал руку в собственную рану, чтобы ощутить кровь, прежде чем поверить своей боли.

            Человек, любящий сердцем, но всё ещё таящий сомнение в уме, - всего лишь раб на галере, спящий у своего весла и грезящий о свободе, пока плеть хозяина не разбудит его.

            Я сам был этим рабом и мечтал о свободе, но я был объят сном моего деда. Моя плоть нуждалась в кнуте текущего дня.

            Даже в присутствии Назаретянина я закрывал глаза и видел мои прикованные к веслу руки.
 
            Сомнение — это боль, слишком одинокая, чтобы узнать, что вера — её сестра-близнец.

            Сомнение — несчастный заблудившийся подкидыш, и даже если бы его собственная мать нашла его и обняла, он отступил бы в опасении и страхе.

            Ибо Сомнение не познает истины, пока его раны не исцелятся и не восстановятся.

            Я сомневался в Иисусе, пока Он сам не явился мне, и не вложил мою руку прямо в Его раны.

            Тогда я на самом деле поверил, и после этого освободился от своего вчера и от вчерашних дней моих предков.

            Мертвецы во мне похоронили своих мертвецов, а живые будут жить ради Царя-Помазанника, именно ради Него, который был Сыном человеческим.

            Вчера мне сказали, что я должен идти и возвестить Его имя среди персов и индусов.

            Я пойду. И от сегодня до последнего из моих дней, на рассвете и на закате, я буду видеть моего Господа, восстающего в величии, и буду слышать, как Он говорит.



            Дж.К. Джебран, "Иисус, сын человеческий".

           Перевод с английского:
           © Copyright -  Deilf, 2015

            Картина - Александр Смирнов



deilf: (Default)
            Его ученики рассеяны. Он завещал им в наследство боль, прежде чем Сам был предан смерти. Их преследуют, как оленя и полевых лис, и колчан охотника всё ещё полон стрел.

            Но когда их ловят и приговаривают к смерти, они радостны, и их лица сияют словно лицо жениха на брачном пиру. Ибо Он завещал им в наследство и радость.

            У меня был друг из северного края, и его звали Стефан. И за то, что он провозглашал Иисуса сыном Божьим, его отвели на рыночную площадь и забили камнями.

            И когда Стефан упал на землю, он вытянул руки, будто желал умереть так, как умер его учитель. Его руки были распростёрты, словно изготовившиеся к полёту крылья. И когда последний проблеск света гас в его очах, я своими собственными глазами увидел улыбку на его лице. Эта улыбка была подобна дуновению, возникающему перед концом зимы как залог и обещание весны.

            Как мне описать её?

            Казалось, что Стефан говорил: «Если мне предстоит отправиться в другой мир, и другие люди поведут меня на другую рыночную площадь, чтобы забить камнями, и тогда я буду свидетельствовать о Нём ради истины, которая была в Нём, и ради той истины, которая сейчас во мне».

            И я заметил, что неподалёку стоял человек, и с удовлетворением смотрел на то, как забивают Стефана.

            Его звали Саул из Тарсуса, и это он отдал Стефана на растерзание священнослужителям, римлянам и толпе.

            Голова Саула была плешива, а сам он мал ростом. У него были кривые плечи, и неказистые черты лица. И мне он не понравился.

            Мне сказали, что теперь он проповедует Иисуса с крыш домов. В это трудно поверить.

            Но могила не остановила шествие Иисуса во вражеский лагерь, чтобы покорить и пленить тех, кто выступал против Него.

            Мне всё ещё не по душе этот человек из Тарсуса, хотя мне сказали, что после смерти Стефана он был покорён и завоёван на пути в Дамаск.

            Его голова слишком велика для его сердца, чтобы быть головой настоящего ученика.

            И всё же я могу ошибаться. Я часто ошибаюсь.



            Дж.К. Джебран, "Иисус, сын человеческий".
           Пер. с англ. -  Deilf, 2015


            Картина - Paolo Uccello, Stoning of Saint Stephen






deilf: (Default)


 

Он был как мерцающие на солнце тополя.
И как
сияющее на солнце озеро
посреди одиноких холмов.
И как снег на вершинах гор,
Белый, белый на солнце.

Да, Он был как всё это,
И я любила Его.
Но всё же страшилась Его присутствия.
И мои стопы не смогли вынести ношу моей любви,
Чтобы я смогла обхватить его ноги своими руками.

Я бы сказала Ему:
«Я убила Твоего друга в момент страсти.
Простишь ли ты мне мой грех?
И не избавишь ли в милосердии мою юность
От её слепого деяния,
Чтобы она могла идти в Твоём свете?»

Я знаю, Он простил бы мне мой танец
ради праведной головы Его друга.
Я знаю, Он увидел бы во мне
Ту, которая могла стать Его ученицей.
Ибо не существует долины голода, которую Он не мог бы преодолеть,
И пустыни жажды, которую Он не мог бы пересечь.
Да, Он был совсем как тополя,
И как озёра среди холмов,
И как снег на горах Ливана.
И я остудила бы свои уста в складках Его одежд.

Но Он был от меня далеко,
И я устыдилась.
И моя мать удержала меня,
Когда я горела желанием найти Его.

Всякий раз, когда Он проходил мимо, моё сердце жаждало Его красоты,
Но моя мать смотрела на него с презрением
И прогоняла меня от окна
В мою спальню.
И громко кричала, говоря:
«Кто Он, как не ещё один поедатель саранчи из пустыни?

Кто Он, как не зубоскал и вероотступник,
Мятежный подстрекатель, желающий лишить нас скипетра и венца,
И приглашающий лис и шакалов своей проклятой земли
Выть в наших залах и сидеть на наших престолах?
Иди и спрячь своё лицо от этого дня
И дожидайся дня, когда Его голова упадёт,
Но не на твоё блюдо».

Вот что говорила моя мать.
Но моё сердце не следовало её словам.
Я любила Его втайне,
И мой сон был охвачен страстью.

Теперь Он ушёл.
И что-то, бывшее во мне, тоже ушло.
Наверное, это была моя юность,
Которая не стала медлить тут,
После того как Бог юности был убит...




Дж.К. Джебран, "Иисус, сын человеческий".
        Пер. с англ. -  Deilf, 2015

Картина - Hans Hassenteufel, (1887 - 1943), "Salome"







deilf: (Default)
            Говорят, что Иисус из Назарета был смиренным и кротким.

            Говорят, что, будучи праведным и добродетельным, Он был слабым человеком, которого приводили в замешательство люди сильные и влиятельные, и что, находясь перед начальством, Он был как агнец посреди львов.

            Но я говорю вам, что Иисус обладал властью над людьми, и что Он знал свою силу и показывал её среди холмов Галлилеи и в городах Иудеи и Финикии.

            Стал бы говорить уступчивый и мягкий: «Я есмь жизнь и Я есмь путь к истине»?

            Стал бы говорить покорный и униженный: «Я в Боге, нашем Отце, и наш Бог, Отец во мне»?

            Стал бы говорить неведающий о собственной силе: «Тот, кто не верит в меня, не верит ни в эту жизнь, ни в жизнь вечную?»

            Стал бы провозглашать неуверенный в завтрашнем дне: «Ваш мир прейдёт, не оставив ничего, кроме рассеянного пепла, прежде чем прейдут мои слова»?

            Сомневался ли Он в себе, когда сказал желающим смутить Его блудницей: «Пусть бросит камень тот, кто без греха»?

            Боялся ли Он властей, когда изгонял из храма менял, хотя у тех было дозволение священнослужителей?

            Были ли обрезаны Его крылья, когда Он громогласно восклицал: «Царство Моё пребывает над вашими земными царствами»?

            Искал ли Он убежища в словах, когда повторял снова и снова: «Разрушьте этот храм и Я в три дня воздвигну его»?

            Был ли трусом тот, кто бросал вызов властям, открыто объявляя их «низкими, подлыми и развращёнными лжецами»?

            Можно ли считать кротким и смиренным человека, достаточно смелого, чтобы говорить подобное тем, кто управлял Иудеей?

            Нет. Орёл не вьёт своё гнездо в ветвях плакучей ивы. И лев не устраивает своё логово среди папоротников.

            Меня тошнит и выворачивает, когда я слышу, как трусливые, оправдывая собственное малодушие, называют Иисуса кротким и смиренным, а втоптанные в грязь для успокоения и чувства локтя говорят об Иисусе, как о червяке, лоснящемся рядом с ними.

            Да, с души меня воротит от этих людей. Могучим охотникам и непокорённым горным духам — вот кому я буду проповедовать.



Дж.К. Джебран, "Иисус, сын человеческий".

        Пер. с англ. -  Deilf, 2015


Картина - "Христос изгоняет торговцев из храма", Доменико Эль Греко



deilf: (Default)
            Вам хочется узнать главную цель Иисуса, и я вынужден вам поведать. Но никто не может ни коснуться перстами жизни благословенной лозы, ни увидеть живицу, питающую ветви.

            И хотя я вкушал виноград и пробовал лучшее вино у точила, я не могу сообщить вам всего.

            Я могу только рассказать то, что я знаю о Нём

            Наш Учитель и Возлюбленный жил всего три пророческие поры. Это были весна Его песни, лето Его экстаза, и осень Его страсти. И каждая пора была в тысячу лет.

            Весна Его песни прошла в Галлилее. Там Он собрал вокруг Себя своих друзей, и там, на берегах голубого озера впервые говорил об Отце, о нашем избавлении и нашей свободе.

            У Галлилейского озера мы потеряли себя, чтобы найти путь к Отцу. О, это была малая, малая потеря, которая обернулась таким приобретением.

            Именно там ангелы пели нам в уши и просили уйти из бесплодной земли в сад желания сердца.

            Он говорил о полях и зелёных пастбищах, о склонах Ливана, где белые лилии невнимательны к проходящим в пыли долины караванам.

            Он говорил о диком шиповнике, усмехающемся на солнце и отдающем своё благоухание пролетающему ветерку.

            И Он говорил: «Лилии и шиповник живут только день, но этот день —  вечность, проведённая в свободе».

            А однажды вечером, когда мы сидели у потока, Он сказал: «Взгляните на этот ручей и прислушайтесь к его музыке. Он всегда будет разыскивать море, и хотя его поиск вечен, он поёт свою тайну от полуночи до полуночи».

            «Если бы вы также искали Отца, как ручей ищет море».

            Потом наступило лето Его экстаза, и настал июнь Его любви. И ни о чём другом не говорил Он, как только о других — о соседе, о попутчике, о незнакомце или о наших товарищах по детским играм.

          
Read more... )
 
Мозаика - Basilica di Sant’Apollinare Nuovo


 


deilf: (Default)
          Я не безмолвствую в этой грязной дыре, покуда голос Иисуса слышен на поле битвы. Меня не схватить и не упрятать в тюрьму, пока Он свободен.

          Мне говорят, что змеи обвились вокруг его чресел, но я отвечаю:
          - Змеи пробудят его силу, и Он раздавит их своей пятой.

          Я только гром его молнии. Хотя я заговорил первым, Он был словом и сутью.

          Они схватили меня без предупреждения. Быть может, они поднимут руку и на Него. Но не прежде, чем Он в полноте произнесёт своё слово. И Он одолеет их.

          Его колесница проедет по ним, и копыта Его лошадей растопчут их, и Он  восторжествует.

          Они выступят с копьём и мечом, но Он встретит их силою Духа.

          Его кровь побежит по земле, но и они сами познают раны и боль и будут крещены в собственных слезах, пока не искупят своих грехов.

          Их легионы со стенобитными орудиями двинутся маршем к Его городам, но на своём пути утонут в реке Иордан.

          И Его стены и башни вознесутся выше, и щиты Его воинов ярче засверкают на солнце.

          Говорят, что я в сговоре с Ним, и что наш умысел — побудить народ восстать и взбунтоваться против Иудейского царства.

          Вот мой ответ, и желал бы я, чтобы слова мои пламенели: если они считают эту темницу беззакония царством, то пусть оно разрушится и не будет более. Пусть пойдёт оно путём Содома и Гоморры, и да будет это племя забыто Богом, а эта земля обратится в прах.

          Да, за стенами этой тюрьмы я и в самом деле союзник Иисуса из Назарета, и Он поведёт мои армии, конницу и пехоту. И я, будучи полководцем, не стою того, чтобы развязать шнурки на Его сандалиях.

          Идите к Нему и повторите мои слова, и затем моим именем молите Его о поддержке и благословении.

          Я недолго пробуду здесь. Между пробуждениями я чувствую неторопливую поступь мерных шагов над этим телом. И когда прислушиваюсь, я слышу как дождь падает на мою могилу.

          Идите к Иисусу и скажите, что Иоанн Кедронский, чья душа наполнилась тенями, а потом снова опустошилась, молится за Него, пока могильщик стоит рядом, а мечник протягиват руку за своей платой.


Дж.К. Джебран, "Иисус, сын человеческий".

        Пер. с англ. -  Deilf, 2015

Картина - Иванов А.А., голова Иоанна Крестителя, эскиз к картине "Явление Христа народу"



deilf: (Default)

Он был искусным плотником. Изготовленные Им двери никогда не отпирались ворами, а сделанные Им окна, всегда были готовы распахнуться навстречу восточному и западному ветрам.

Он мастерил сундуки из кедрового дерева, изысканные и прочные, плуги и вилы, крепкие и послушные руке.

Он вырезал аналои для наших синагог. Он делал их из золотистой шелковицы, и по обеим сторонам основания, на котором лежит священная книга, Он высекал распростёртые крылья, а под ним — головы быков и голубей, и большеглазого оленя.

Всё это Он создавал в манере халдеев и греков. Но в Его искусстве было что-то, чего не было ни у халдеев, ни у греков.

И вот нынешний мой дом построен множеством рук тридцать лет назад. Я искал строителей и плотников по всем городам Галлилеи. Каждый из них владел мастерством и искусством строительства, и я был доволен и удовлетворён всем, что они сделали.

Но придите сейчас и посмотрите на две двери и окно, изготовленные Иисусом из Назарета. В своей прочности они насмехаются над всем остальным в доме.

Разве вы не видите, что две эти двери не похожи на все остальные? А это окно, открытое на восток, разве оно не разнится от других окон?

Все мои двери и окна поддаются годам, кроме тех, которые сделал Он. Одни они непоколебимо противостоят стихиям.

Взгляните на эти поперечины - как он установил их! А эти гвозди - как они вбиты с одной стороны доски, а после срезаны и плотно заколочены с другой.

И как необычайно странно то, что работник, достойный платы двух человек, получал плату только одного, и что теперь этого самого работника считают пророком Израиля.

Знай я, что этот юноша с пилой и рубанком был пророком, я бы умолил его не работать, а говорить, и с лихвой заплатил бы за Его слова.

И теперь у меня всё ещё много людей, работающих в моём доме и на моих полях. Как же мне отличить человека, рука которого сама держит инструмент, от того, на чью руку Бог положил Свою?

        В самом деле, как мне узнать Божью руку?

 


Дж.К. Джебран, "Иисус, сын человеческий".

        Пер. с англ. -  Deilf, 2015

 

 



October 2017

S M T W T F S
1234567
89101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 05:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios