deilf: (Default)


«Мы становимся тем, что (кого) мы любим. Это самый таинственный и обнадеживающий духовный закон. Любящий Христа, любящий святого, становится подобным им. Истинная любовь бесконечно самоотверженна и ничего не просит от любимого. Ей ничего не надо, кроме его существования. Любовь - обладание способна исполнить наши желания, удовлетворить потребности и оставить нас такими, какие мы есть. Но любовь-причастие ничего не хочет для себя. Только для любимого. Она причащает нас любимому. Мы становимся подобными ему. Наше сердце раскрывается, и любимый входит в нас целиком и творит нас по своему образу. Мы становимся с ним одно. Это и есть преображение.

 

 

Молитва, - это просто союз с Богом. Молитве не нужны слова. Когда люди любят, они смотрят друг другу в глаза, а жена просто лежит в объятиях мужа. Они не разговаривают. Когда любовь достигает апогея, ее не выразишь словами. Она достигает такого великого молчания, что пульс ее бьется с силой, которая не известна тем, кто любви никогда не испытывал. Такова суть молитвы с Богом. Вы соединитесь с Богом, и Бог снисходит на вас, и союз этот вечен.

 

 

Истинное молчание - это разговор любящих. Потому что только Бог знает красоту молчания, его завершенность и внутреннюю радость. Истинное молчание - это огороженный сад, в котором душа может встретиться со своим Богом наедине. Это запечатанный ото всех источник, который только Бог может открыть и утолить беспредельную жажду души, стремящейся к Нему...»


 

Г. ПОМЕРАНЦ, «Невидимый противовес»

           Картина - Rassouli, Spirit of Love


deilf: (Default)
Вы заметили, что некоторые из нас называют Иисуса ХРИСТОМ, другие - СЛОВОМ, третьи зовут Его НАЗАРЕТЯНИНОМ,  четвёртые - СЫНОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ.

Я попробую разъяснить эти имена в том свете, что дарован мне.

Христос, Тот, который был в Ветхом днями, это Божественный огонь,  обитающий в духе человека. Он – дыхание жизни, что посещает нас, и облекается в тело, подобное нашим телам.

Он – воля Господа.

Он – первое Слово, которое произносилось нашим голосом и жило в наших ушах, чтобы мы могли внимать и разуметь.

И Слово нашего Господа Бога сотворило обитель из костей и плоти, и было человеком как вы и я.

Ибо мы не могли ни слышать песню бесплотного ветра, ни видеть нашу более великую сущность, шествующую во мгле.

Много раз Христос приходит в мир, и многие земли проходит. И всегда Его принимают за чужака и безумца.

Но звук Его голоса никогда не затихал в пустоте, ибо память человеческая хранит то, к чему безразличен ум..
Это – Христос, сама сокровенность и высь, идущая с человеком к вечности.

Разве вы не слышали о Нём на перекрёстках Индии? И в земле волхвов, и в песках Египта?

И здесь у вас, в Северном Краю, певцы прежних времён пели о Прометее-огненоносце, о том, кто был осуществлённым желанием человека, кто освободил надежду, заключённую в клетке; и об Орфее, который пришёл с голосом и лирой, чтобы оживить дух в звере и в человеке.

И разве вы не знаете о Митре-царе, и о Зороастре, пророке персов, пробудившемся от древнего человеческого сна и стоявшим у ложа наших мечтаний?

Мы сами становимся помазанниками, когда встречаемся в Храме Незримом, раз в каждую тысячу лет. Тогда приходит один из воплощённых, и с Его приходом наше молчание превращается в пение. 

Но наши уши не всегда обращены к тому, чтобы слушать, а глаза к тому, чтобы видеть. 

Иисус из Назарета был рождён и воспитан, как мы сами; Его мать и отец были подобны нашим родителям, и Он был человеком.

Но Христос, Слово, которое было в начале, Дух, который желает, чтобы мы жили более полной жизнью, сошёл на Иисуса и был с Ним.

И Дух был умелой рукой Господа, а Иисус был арфой. Дух был псалмом, а Иисус был его мелодией.

И Иисус, Человек из Назарета, был носителем и глашатаем Христа, который ходил с нами под солнцем и называл нас своими друзьями.

В те дни холмы Галилеи и её долины не слышали ничего, кроме Его голоса. И я был юн тогда, и ступал по Его пути и шёл за Ним следом.

Я шёл за Ним следом и ступал по Его пути, чтобы слышать слова Христа из уст Иисуса из Галилеи.

Теперь вы знаете, почему некоторые из нас называли Его Сыном Человеческим.

Он сам хотел, чтобы Его называли этим именем, ибо ведомы Ему были голод и жажда человеческие, и зрел Он человека, ищущего Его более великой сущности.

Сын Человеческий был Христом Милосердным, который желал быть со всеми нами.

Он был Иисусом из Назарета, который хотел повести всех Своих Братьев к Помазаннику, даже к Слову, которое вначале было с Богом.

В моём сердце обитает Иисус из Галилеи, Человек над людьми, Поэт, сделавший нас всех поэтами, Дух, стучащийся в наши двери, чтобы мы могли пробудиться и восстать от сна, и отправиться встречать истину нагими и необременёнными.


Дж.К.Джебран "Иисус, сын человеческий" 

           Перевод с англ. Deilf, 2014





Картина - Rassouli, "Eternal Annexation"

deilf: (Default)
 *   *   *

Здесь, в этом мире многослёзном,
Не забывай о небе звёздном
Со всех сторон объявшим нас,
О тайне, веющей оттуда
На жизни длящееся чудо,
На каждый день, на каждый час.

Будь тайне этой чуткой чашей, –
Пойми, нет будней в жизни нашей,
Для мудрых в жизни будней нет, –
Сквозь боль, и гнев, и нетерпенье –
Свет изумленья и прозренья –
Неотвратимый звёздный свет.

Лидия Алексеева 
(двоюродная племянница Ахматовой)

 Картина Freydoon Rassouli
 
 
deilf: (Default)
 Мыслитель учил: "Умейте призвать радость. Кроме всех Муз, есть и Муза радости. Призвать эту Покровительницу можно лишь словами и мыслями прекрасными. Не вздумайте угрожать ей и требовать, она приходит путем прекрасным".

Надземное, 231

Rassouli, Joy of Freedom


deilf: (Default)
 ...Пока живо и свободно наше эго, сама любовь искажается и подчиняется ему, нашему эго.

«Как плохо быть любимым», - говорит Рильке в своём романе «Записки Мальте-Лауридса Бригге». Слова по первости почти ужасающие. Но можно вспомнить длинный список горячо любимых людей, начиная с Дездемоны или с лермонтовской Нины Арбениной...

«Мы все убиваем тех, кого любим», - говорил Оскар Уайльд.

Уметь любить — это значит знать тайну волшебного прикосновения. Прикосновения, которое освобождает любимого, а не закрепощает его.

 

«О, не пришла ли пора, сосредоточась внутри, не взывать ни к кому 

                                            и не ждать ничего от любимых? – 

Быть только любящим, только самою любовью,

Чтоб напряжение сердца было подобно стреле на натянутом луке,

Взвиться готовой и вылететь вдаль за пределы себя,

Ибо остаться в пределах своих значит не быть, быть нигде».

                                (Р. М. Рильке. 1-я Дуинская элегия. Пер. З. Миркиной)


Зинаида Миркина, «Волшебные прикосновения». Из сборника «Работа любви», 2013

Rassouli, Joy of Freedom



deilf: (Default)
       *      *      *

В объявшей душу тишине,
Великой, строгой,
Вдруг явственно явилось мне,
Что ранить Бога
Так просто — выплеском одним,
Рывком мгновенным,
Как малое дитя раним
Творец Вселенной.
Как тот, сосущий молоко,
Прозрачнокожий.
Ударить Бога так легко,
Слабейший сможет.
Но, Боже, как на свет из тьмы
Трудна дорога!
Ведь стали смертными все мы,
Ударив Бога.

Зинаида Миркина


Картина: Фрейдун Рассули, «Возвращение к невинности»


deilf: (Default)
 "Представьте себе круг, средину его – центр и из центра исходящие радиусы-лучи. Эти радиусы, чем дальше идут от центра, тем больше расходятся и удаляются друг от друга; напротив, чем ближе подходят к центру, тем больше сближаются между собою. Положите теперь, что круг сей есть мир; самая средина круга – Бог, а прямые линии (радиусы), идущие от центра к окружности или от окружности к центру, суть пути жизни людей. И тут то же: насколько святые входят внутрь круга к середине оного, желая приблизиться к Богу, настолько, по мере вхождения, они становятся ближе к Богу и друг к другу... Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога... в той же мере удаляются друг от друга, и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога. Таково и свойство любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален и от ближнего. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближними, и сколько соединяемся с ближними, столько соединяемся и с Богом. То есть: 1) чем более человек упражняется в милосердии и любит людей, тем более приближается к Богу и 2) чем более человек сердцем чувствует личное Божество, тем более он любит людей".

Авва Дорофей

Rassouli, "MYSTERIOUS ENCOUNTER"
deilf: (SunMoon)
"Будем работать каждодневно, усиленно. И каждый день будем делать что-нибудь лучше, чем мы это делали вчера. Это желание сделать что-то лучше преобразит нас, и, преображая нас, оно поможет человечеству. Лучший подарок, который каждый из нас может дать людям, — это стать лучшими людьми. Поэтому ясно себе представим — каким должен быть этот более совершенный человек, как он будет жить, какие у него будут реакции в жизни, как он будет относиться ко всему — и следовать по этому пути".

Святослав Рерих, из выступления - «МЫСЛИ О БЛАГОМ БУДУЩЕМ»


Картина - Rassouli, "SPIRIT OF LOVE"
Rassouli_SPIRIT OF LOVE

deilf: (SunMoon)
* * *

Живущий, возлюби себя.
Но не привычное, мирское
И людям явленное я,
А то, глубинное, под слоем
Поверхностного бытия.

Свою божественную душу
Ты возлюби и день за днем
Озвучивай ее и слушай,
Словно хорал в себе самом.

И очищай от нот фальшивых,
Расхожих мыслей и страстей,
Чтоб в возвышенных порывах
Смысл высший обнажился в ней.

Ведь все, что пишешь в озаренье
И что замыслил ты в тиши,
Есть только путь, приготовленье
Тебе дарованной души.

И даже добрый и сердечный
Твой труд и подвиг для людей
Есть совершенствованье вечной
Души твоей, души твоей.

Любя ее, любовь умножишь,
И, с миром ощутив родство,
Ты ближнего возлюбишь тоже
С божественной душой его.

Лев Болеславский

Картина -  Rassouli, "Joy of Freedom"

Rassouli_Joy of Freedom
deilf: (SunMoon)
«Руссо говорит: il n’y a de beau que ce qui n’est pas: прекрасно только то, чего нет; это не значит только то, что не существует. Прекрасное существует, но его нет, ибо оно является нам только минутами, для того единственно, чтобы нам сказаться, оживить нас, возвысить нашу душу — но его ни удержать, ни разглядеть, ни постигнуть мы не можем; ему нет имени, ни образа; оно ощутительно и непонятно; оно посещает нас в лучшие минуты нашей жизни: величественное зрелище природы, еще более величественное зрелище души человеческой, поэзия, счастие и еще более несчастие дают нам сии высокие ощущения прекрасного. И весьма понятно, почему почти всегда соединяется с ними грусть, но грусть, не лишающая бодрости, а животворная и сладкая, какое-то смутное стремление: это происходит от его скоротечности, от его невыразимости, от его необъятности — прекрасно только то, чего нет! В эти минуты живого чувства стремишься не к тому, чем оно произведено и что перед тобою, но к чему-то лучшему, тайному, далекому, что с ним соединяется, и чего с ним нет, и что для тебя где-то существует. И это стремление есть одно из невыразимых доказательств бессмертия: иначе отчего бы в минуту наслаждения не иметь полноты и ясности наслаждения! Нет, эта грусть убедительно говорит нам, что прекрасное здесь не дома, что оно только мимопролетающий  благовеститель лучшего; оно есть восхитительная тоска по отчизне;  оно действует на нашу душу не настоящим, а томным воспоминанием всего прекрасного в прошедшем и тайным ожиданием чего-то в будущем.

А когда нас покидает,
В дар любви, у нас в виду
В нашем небе зажигает
Нам прощальную звезду.

И эта прощальная звезда на нашем небе есть знак того, что прекрасное было в нашей жизни, и вместе того, что оно не к нашей жизни принадлежит. Звезда на темном небе — она не сойдет на землю, но утешительно сияет нам из дали и некоторым образом сближает нас с тем небом, с которого недвижно нам светит. Жизнь наша есть ночь под звездным небом. Наша душа в лучшие минуты бытия открывает новые звезды, которые не дают и не должны давать полного света, но, украшая наше небо, знакомя с ним, служат в то же время и путеводителями по земле».


В.А.Жуковский, примечание к "Лалла Рук"


(Картина - Rassouli, MYSTERIOUS ENCOUNTER)Rassouli_MYSTERIOUS ENCOUNTER
deilf: (SunMoon)
   *     *     *
Конь хромает, а путь так далёк!
Что поделать мне с сердцем, если нет в нём терпения.

Пройти этот путь — это лишь моя мечта,
а избранный мною способ  — только гордыня.

Если я сто веков буду лететь, как ветер,
ветер останется ветром, ведь Любимая далеко.

И всё же, если хоть миг проведу я без Неё,
Это будет грехопадение и разврат.

Знаешь ли ты, что есть неверие?
Это тот миг, который ты проживёшь, пренебрегая Её присутствием.

Без Неё не смей даже вздохнуть, ведь Она может внезапно
Поразить тебя мечом. О, как Она ревнива!

Оставь упования и страхи,
Разве стоит здесь думать о пламени и сиянии?

Здесь нет места для печали и радости о ста мирах,
Если они не существуют и если существуют.

Муж, достигший этого качества,
Постоянно питает к нему отвращение.

Это [качество], словно море,
Которое жаждущего всегда оставляет в убытке.

Эти слова пришли из бесконечности,
поскольку оттуда исчезли лицемерие и притеснение.

Здесь каждая частица Аттарова существа
Выше тысячи райских садов и гурий.

(пер. И. Гуровой)

Картина - Rassouli_SONG OF SOLITUDERassouli_SONG OF SOLITUDE
deilf: (SunMoon)
*     *     *
Любовь, лежащая за пределами обоих миров, имеет такое свойство -
Она никогда не совпадает с тем, что о ней говорят.

Она вне признаков разума, знания и разумения,
Она выше сердечных движений и помыслов души.

Кто бы ни тщился описать тебя — это невозможно,
Кто бы ни извлекал выгоду из твоей любви, она обернётся уроном.

Созерцающий твоё сияние так пристально смотрит,
Повествующий о твоих тайнах произносит такие неясные речи.

Когда разум уверится, что дороже любви нет ничего,
Без сомнения, тебя признает тобой тот, кто познал.

За завесой мысли всё есть игра воображения
В обоих мирах, кроме любви к тебе...

АТТАР
Картина - Rassouli, SPIRIT OF LOVE
Rassouli_SPIRIT OF LOVE
deilf: (SunMoon)

Не забывай меня,
нечаянная радость!


Чему когда-то верилось - разбилось,
что долгожданным было - позабылось,
но ты, неверная, нечаянная радость,
не забывай меня!
Не позабудешь?


Хуан Рамон Хименес

Пер. А. Гелескула


Картина - Rassouli, Solstice Of Redemption

Rassouli_Solstice Of Redemption

deilf: (SunMoon)
*    *    *
Я - не я.
     Это кто-то иной,
с кем иду и кого я не вижу
и порой почти различаю,
а порой совсем забываю.
Кто смолкает - когда суесловлю,
кто прощает - когда ненавижу,
кто ступает - когда оступаюсь,
и кто устоит - когда я упаду.

Хуан Рамон Хименес

Пер. А. Гелескула

Картина - Rassouli, The Gardian

Rassouli_THE GUARDIAN
deilf: (SunMoon)
"Боль одного стоит боли целого мира. И любовь одного, какой бы она ни казалась нелепой, может Млечный Путь покачнуть и все его звезды".

А. де Сент-Экзюпери, "Цитадель"
Картина - Rassouli IMMORTAL KNIGHT

Rassouli_IMMORTAL KNIGHT
deilf: (SunMoon)
"Ибо верно говорится, что я получаю в то же самое время, что и даю, и получаю в первую очередь ради того, чтобы мог я и дальше давать. Я славлю этот обмен между дарением и отдачей, позволяющий продолжать движенье вперёд и снова дарить. И если отдача поддерживает моё тело, то сердце моё питается только дареньем".
Антуан де Сент-Экзюпери
Картина - Rassouli, Gift Of HeavenGift Of Heaven
deilf: (SunMoon)
* * *

Простор входит в грудь постепенно.
За каплею капля - и вот
Душа стала целой Вселенной.
Расправлен внутри небосвод.
Мерцают далёкие звезды,
И сосны до них достают.
Затем лишь Творец меня создал,
Чтоб в сердце найти свой приют.


Зинаида Миркина, "Один на один"

(Картина - Rassouli, "Surrendering")
Rassouli_SURRENDERING

May 2017

S M T W T F S
 123456
789 10111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 05:28 am
Powered by Dreamwidth Studios