deilf: (Default)

 

Помещаю здесь список переведённых мною с английского фрагментов книг по астрологии и ссылки на них.

(За свои переводы я не получаю никакой оплаты, поэтому, если кто-то хочет выразить мне свою поддержку или заказать перевод конкретной части или фрагмента книги, он может сделать это, узнав номер моей банковской карты).


       ЛИЗ ГРИН

«САТУРН. НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА СТАРОГО ДЬЯВОЛА»

 

ИЗ ГЛАВЫ 2

ВОЗДУШНЫЕ ЗНАКИ И ДОМА

 

 

1. «САТУРН в воздушных знаках и домах»

http://www.iastro.ru/astrology/saturn-v-vozdushnyih-znakah-i-domah.htm

 

2. «САТУРН в ВЕСАХ и в СЕДЬМОМ ДОМЕ»

http://www.iastro.ru/astrology/saturn-v-vesah-i-v-sedmom-dome.htm

 

Read more... )

 

deilf: (Default)
            Говорят, что Он был простолюдином, обычным потомком обычного семени, человеком неотёсанным и жестоким.

            Говорят, что только ветер расчёсывал Его волосы, и только дождь накидывал одежду на Его тело.

            Его считали безумцем и приписывали Его слова демонам.

            Но вот, из уст этого презираемого Человека раздался вызов, звук которого никогда не смолкнет.

            Он пропел песню, и эту мелодию никто не остановит. Она будет парить от поколения к поколению, и подниматься от сферы к сфере, вспоминая уста, которые дали ей рождение, и уши, служившие ей колыбелью.

            Он был чужестранцем. Да, он был чужестранцем, странником на пути к святыне, посетителем, постучавшим в наши двери, гостем из далекой страны.

            Не найдя гостеприимного хозяина, Он вернулся на свою родину.


            Дж. К. Джебран "Иисус, сын человеческий"   
 
 
            © Перевод с англ. Deilf, 2017


Картина - "На горе", В. Д. Поленов. 1894.

deilf: (Default)
 Я знала Марию, мать Иисуса, прежде чем она стала женой Иосифа Плотника, когда мы обе были ещё незамужними. 

В те дни Мария созерцала видения и слышала голоса, и говорила о небесных посланниках, которые приходили в её сны.

И люди Назарета были внимательны к ней, и наблюдали как она уходила и приходила. И они по-доброму смотрели на неё, ибо в бровях её были высоты, а в шагах - пространства.

Но некоторые говорили, что она одержима. Они говорили так, потому что она ходила только по своим собственным делам.

Я считала её старой, хотя она была молода, ибо урожай был в её цветении и спелые плоды - в её весне.  

Она родилась и выросла среди нас, но была как пришелица из северных земель. В ее глазах всегда было удивление человека, еще не знакомого с нашими лицами.

И она была такой же величавой, как Мариам древности, ушедшая со своими братьями от берегов Нила в пустыню.

Потом Мария была помолвлена с Иосифом Плотником.

Будучи беременна Иисусом, она бродила среди холмов и возвращалась вечером с глазами полными красоты и боли.

А когда Иисус родился, мне рассказали, что Мария говорила своей матери: «Я только неподрезанное дерево. Позаботься об этом плоде». Марта-повитуха услыхала её. 

Через три дня я наведалась к ней. И удивление было в ее глазах, и грудь ее вздымалась, и рука ее обнимала первенца, подобно раковине, удерживающей жемчужину. 

Мы все любили дитя Марии, и наблюдали за Ним, ибо тепло было в Его существе, и Он пульсировал в ритме собственной жизни. 

Минули годы, и Он стал мальчиком полным веселья и маленьких скитаний. Никто из нас не знал, что Он совершит, ибо казалось, что Он всегда находится вне нашего народа. Но никто не упрекал Его, хотя Он и был бесстрашным и дерзким.

Он играл с другими детьми, а не они с Ним.

Однажды, когда Ему было двенадцать, Он перевёл слепого через ручей к безопасному месту на открытой дороге.

И в благодарность слепой спросил Его: «Мальчик, кто ты?»

И Он ответил: «Я не мальчик. Я Иисус».
И слепой спросил: «Кто твой отец?»

И Он ответил: «Бог - мой Отец».

И слепой рассмеялся и сказал: «Хорошо сказано, мой мальчик. Но кто твоя мать?»

И Иисус ответил: «Я не мальчик. И земля - моя мать».

И тогда слепой сказал: «Погляди те же, меня перевёл через ручей Сын Бога и земли».

И Иисус ответил: «Я поведу тебя, куда бы ты ни пошёл, и мои глаза будут сопровождать твои ноги».

И Он рос как драгоценная пальма в наших садах.

Когда Ему было девятнадцать, Он был так же прекрасен, как олень, и глаза Его были подобны меду и полны удивления дня.

И на устах Его была жажда, с которой томится по озеру стадо в пустыне.
 
Он в одиночестве бродил по полям, и наши глаза следовали за Ним, и глаза всех девушек Назарета. Но мы стеснялись Его.

Любовь всегда стесняется красоты, но красота всегда будет преследуема любовью.

Потом года велели Ему говорить в храме и в садах Галилеи.

И порой Мария шла за Ним, чтобы послушать Его слова и услышать звук собственного сердца. Но когда Он и те, кто любил Его, отправились в Иерусалим, она не пошла.

Ибо над нами, жителями северных земель, часто насмехаются на улицах Иерусалима, даже когда мы несём в храм пожертвования.

А Мария была слишком горда, чтобы уступить южным землям. 

Иисус ходил и в другие земли на востоке и на западе. Мы не знали, в каких землях Он бывал, но наши сердца следовали за Ним.

Мария же ждала Его на пороге, и каждый вечер ее глаза осматривали дорогу в ожидании Его возвращения домой.

Но когда Он возвращался, она говорила нам: «Он слишком велик, чтобы быть моим Сыном, слишком красноречив для моего молчаливого сердца. Как же я могу сказать, что Он мой?»

Нам казалось, что Мария не могла поверить, что равнина дала рождение горе; в чистоте ее сердца она не видела, что гребень горы - это путь к вершине.

Она знала этого человека, но, поскольку Он был её сыном, не осмеливалась познать Его сущность.

И в один день, когда Иисус подошел к озеру, чтобы побыть с рыбаками, она сказала мне: «Что есть человек, как не это беспокойное существо, желающее подняться с земли, и кто есть человек, как не стремление, жаждущее звезд?

Мой сын — страстное стремление. Он — это все мы, стремящиеся к звёздам.

«Я сказала - мой сын? Пусть Бог простит меня. Но в моем сердце я была Его матерью».

Трудно, трудно сказать больше о Марии и ее Сыне, но, хотя у меня запершит в горле, и мои слова доберутся до вас, как калеки на костылях, я должна связать то, что я видела и слышала.

Было начало года, и красные анемоны покрывали холмы, когда Иисус призвал Своих учеников, говоря им: «Пойдем со мной в Иерусалим и увидим умерщвление агнца для Пасхи».

В тот же день Мария подошла к моей двери и сказала: «Он стремится в Святой Город. Пойдешь ли ты со мной и другими женщинами вслед за Ним?»

И мы прошли долгий путь позади Марии и ее сына, пока не достигли Иерусалима. И там группа мужчин и женщин приветствовала нас у ворот, ибо любящие Его были извещены о Его приходе

Но в ту же ночь Иисус покинул город со своими людьми.
Нам сказали, что Он пошёл в Вифанию.

И Мария осталась с нами на постоялом дворе, ожидая Его возвращения.

В канун следующего четверга Его поймали по ту сторону стен и заключили под стражу.

Она не плакала. Она только ходила среди нас, как призрак матери, которая не станет оплакивать призрак своего сына.

Мы сидели на полу, но она держалась прямо, шагая по комнате из угла в угол.

Она останавливалась у окна и пристально смотрела на восток, и пальцами обеих рук откидывала назад волосы.

На рассвете она все еще стояла среди нас, как одинокое знамя в пустыне, где уже нет армий.

Мы плакали, потому что знали завтрашний день ее сына; но она не плакала, потому что тоже знала, какая участь Его постигнет.

Ее кости были из бронзы и ее сухожилия — из древнего вяза, а ее глаза были подобны небу - широкие и дерзкие.

Вы слышали, как поёт дрозд в то время как его гнездо горит на ветру?
Вы видели женщину, чья скорбь слишком велика для слез, или раненое сердце, которое возвышается над собственной болью?

Вы не видели такую ​​женщину, ибо вы не стояли в присутствии Марии; и вас не обнимала Незримая Мать.

В то безмолвное мгновение, когда приглушенный звук копыт тишины стучался в груди бодрствующих, пришел Иоанн, молодой сын Зеведеев, и сказал:
«Мать Мария, Иисус выходит. Пойдём, последуем за Ним».

И Мария положила руку на плечо Иоанну, и они вышли, а за ними и мы.

Подойдя к башне Давида, мы увидели Иисуса, несущего крест. И вокруг Него была огромная толпа.

И двое других мужчин тоже несли свои кресты.

И голова Марии была высоко поднята, и она шла с нами за своим сыном. И шаг её был твёрд.

И за ней шли Сион и Рим — о да, весь мир! - чтобы отомстить одному свободному Человеку. 

Когда мы достигли холма, Он был высоко поднят на кресте.

И я посмотрела на Марию. И ее лицо не было лицом женщины, пережившей утрату.

Это был лик плодородной земли, вечно рождающей, и вечно погребающей своих детей.

Затем в ее глазах появилось воспоминание о Его детстве, и она громко сказала: «Сын мой, который не мой сын, муж, однажды посетивший моё лоно, моя слава в твоей силе. Я знаю, что каждая капля крови, стекающая с твоих рук будет неиссякающим источником для язычников.

Ты умираешь в этой буре так же, как моё сердце однажды умерло на закате, но я не стану предаваться скорби.

В этот момент мне захотелось укрыть свое лицо плащом и убежать в северные земли. Но вдруг я услышала, как Мария сказала: «Сын мой, который не мой сын, что ты сказал человеку по твою правую руку, что сделало его счастливым в его агонии? Тень смерти - свет на его лице и он не может отвести от тебя глаз.

Теперь ты улыбаешься мне, и по твоей улыбке я знаю, что ты победил».

И Иисус посмотрел на мать свою и сказал: «Мария, с этого часа будь матерью Иоанна».

А Иоанну Он сказал: «Будь любящим сыном этой женщине. Иди в её дом, и пусть тень твоя пересечёт порог, на котором когда-то стоял Я. Сделай это в память обо Мне».

И Мария подняла к Нему правую руку, и была как дерево с одной ветвью. И  воскликнула снова: «Сын мой, который не мой сын, если случившееся от Бога, пусть Бог дарует нам терпение и знание того, что случившееся — от Него. И если это от человека, пусть Бог на веки вечные простит его.

Если это от Бога, снег Ливана будет твоим саваном; если же это только от этих священнослужителей и солдат, тогда у меня найдётся покров для твоей наготы.

Мой сын, который не мой сын, то, что Бог воздвигает здесь, не погибнет, и то, что уничтожит человек, останется в целости, но не в его взоре».

И в это мгновение небеса уступили Его земле - крик и дыхание.

И Мария уступила Его человечеству - рана и бальзам.

Она промолвила: «Вот, Он ушел. Битва окончена. Звезда просияла, корабль достиг гавани. Тот, кто когда-то лежал у моего сердца, пульсирует в пространстве».

И мы приблизились к ней, и она сказала нам: «Даже в смерти Он улыбается.
Он победил. Я поистине мать победителя».

И Мария вернулась в Иерусалим, опираясь на Иоанна, юного ученика.

И она была женщиной удовлетворённой.

И когда мы дошли до ворот города, я вгляделась в её лицо, и изумилась, ибо в тот день голова Иисуса была выше всех, но и голова Марии была поднята не менее высоко.
Все это происходило ранней весной.

А сейчас уже осень. И Мария, мать Иисуса, снова пришла в свое жилище, и она одна.

Две субботы тому назад мое сердце было как камень в груди, потому что мой сын уплыл от меня на корабле в Тир. Он захотел быть моряком.

И он сказал, что больше не вернётся.

И как-то вечером я обратилась к Марии.

Когда я вошла в ее дом, она сидела у ткацкого станка, но не ткала. Она смотрела в небо за Назаретом.

И я сказала ей: «Здравствуй, Мария».

И она протянула ко мне руку и промолвила:

«Войди и садь рядом со мной, давай поглядим, как солнце льет свою кровь на холмы».

И я села рядом с ней на скамью, и мы через окно смотрели на запад.

И через некоторое время Мария произнесла: «Хотелось бы знать, кто распинает солнце в этот вечер».

Затем я сказала: «Я пришла к тебе за утешением. Мой сын уплыл от меня в море, и я осталась одна в доме на той стороне улицы».

И Мария ответила: «Я бы утешила тебя, но как?»

И я сказала: «Если ты только будешь говорить о своем сыне, я буду утешена».

И Мария улыбнулась мне, и положила руку мне на плечо, и  произнесла: «Я буду говорить о Нем. То, что утешит тебя, даст и мне утешение».

И она говорила об Иисусе, и она долго рассказывала о том, что было в начале.

И мне казалось, что в своей речи она не делала никакой разницы между ее сыном и моим.

Ибо она сказала мне: «Мой сын тоже мореплаватель. Почему ты не доверишь своего сына волнам, как я доверяла Его?

Женщина всегда будет лоном и колыбелью, но никогда могилой. Мы умираем, чтобы дать жизнь жизни, также как наши пальцы прядут нить для одежд, которые мы никогда не будем носить.

И мы забрасываем сеть для рыбы, которую никогда не попробуем.

И поэтому мы печалимся, но во всём этом и наша радость».

Так говорила мне Мария.

И я покинула её и вернулась домой. И хотя свет дня угас, я села за станок, чтобы соткать ещё полотна.




Дж. К. Джебран "Иисус, сын человеческий"   
 
 
            © Перевод с англ. Deilf, 2017


Картина - Virgin Mary, c.1585 - El Greco

deilf: (Default)
            Я не любил Его, но и ненависти у меня к Нему не было. Я внимал Ему, чтобы  слушать не Его слова, а звук Его голоса, ибо Его голос был мне приятен.

            То, что Он говорил, было неуловимо для моего ума, но музыка Его речи была ясна моему уху.

            Поистине, если бы другие не рассказали мне, чему Он учит, я не знал бы и того, был он за Иудею или против неё.

            Дж. К. Джебран "Иисус, сын человеческий"  
 
            © Перевод с англ. Deilf, 2017

            Картина - Maurycy Gottlieb, "Christ preaching at Capernaum" (detail)
           


ПЁТР

Apr. 23rd, 2017 06:39 pm
deilf: (Default)
               Однажды в Капернауме мой Господь и Учитель сказал так:
            «Ваш сосед это ваше другое «я», обитающее за стеной. В понимании все стены падут.

            Кто знает, быть может ваш сосед это ваше лучшее «я», носящее другое тело? Любите же его так, как бы вы любили самих себя.

            Он также и проявление Всевышнего, которого вы не знаете.

            Ваш сосед - это поле, где ручьи вашей надежды бредут в своих зелёных одеяниях, а зимы вашего желания грезят о снежных вершинах.

            Ваш сосед - это зеркало, в котором вы узрите своё лицо, прекрасное от радости, вам неведомой, и от печали, вами неразделённой.

            Я желал бы, чтобы Вы любили своего соседа так же, как Я люблю вас».

            Тогда я спросил Его: «Как могу я любить соседа, который не любит меня, и который жаждет моей собственности? Того, кто желает украсть моё имущество?

            И Он ответил: «Когда вы пашете, а ваш слуга позади вас бросает семя в землю, остановитесь ли вы и оглянетесь, и прогоните ли воробья, кормящегося  несколькими вашими зернами? Поступив так, вы будете недостойны богатства вашего урожая».

            Когда Иисус сказал это, я устыдился и замолчал. Но я не боялся, ибо Он улыбнулся мне.


            Дж. К. Джебран "Иисус, сын человеческий"  
  
            © Перевод с англ. Deilf, 2017

            Картина -  Maurycy Gottlieb, "Christ preaching at Capernaum" (detail)




deilf: (Default)
            Я снова хочу поговорить о Нём.

            Бог дал мне голос и пылающие уста, но не умение произносить речи.

            И недостоин я более полного слова, но я призову моё сердце к устам.

            Иисус любил меня, и я не ведал, почему.

            И я любил Его, потому что он пробудил мой дух к высотам вне моих пределов, и к глубинам вне моей досягаемости. 

            Любовь - это священная тайна.

            Для тех, кто любит, она остаётся вечно бессловесной;

            Но для тех, кто не любит, она может быть лишь бессердечной насмешкой.

            Иисус позвал меня и моего брата, когда мы трудились в поле.

            Я был юн в ту пору, и только голос рассвета проникал в мои уши.

            Но Его голос, его призывное звучание были концом моего труда и началом моей страсти.

            И ничего не существовало для меня в те дни, кроме прогулок под солнцем и поклонения красоте часа.

            Можете ли вы представить себе величие, слишком великодушное, чтобы быть величественным? И красоту, слишком сияющую, чтобы казаться красивой?
Можете ли вы услышать в своих снах голос, смущающийся от собственного восторга?

            Он позвал меня, и я пошёл за Ним.

            В тот вечер я вернулся в дом моего отца, чтобы взять ещё один плащ.

            И я сказал моей матери: «Иисус из Назарета пожелал, чтобы я был среди Его товарищей». 

            И она сказала: «Иди Его дорогой, мой сын, так же, как и твой брат».

            И я сопровождал Его.

            Его благоухание звало меня и командовало мной, но только затем, чтобы меня освободить.

            Любовь — милостивый хозяин для своих гостей, но для незваного гостя его дом — мираж и глумление.

            Теперь вы хотите, чтобы я объяснил чудеса Иисуса.

            Все мы — чудесный жест мгновения. Наш Господь и Учитель был центром этого мгновения.

            Однако Он не желал, чтобы жесты Его были известны.

            Я слышал, как он говорил хромому: «Встань и иди домой, но не говори священнослужителю, что я исцелил тебя».

            Но разум Иисуса был обращён не к калеке, а к тому, кто крепок и прям.
            Его разум искал и удерживал другие умы, а Его совершенный дух беседовал с другими душами. 

            И тем самым Его дух менял эти умы и души.

            Это казалось чудесным, но с нашим Господом и Учителем это было просто, как дышать воздухом каждого дня.

            А теперь позвольте мне рассказать о другом.

            Однажды, когда Он и я одни брели по полю, мы оба были голодны и подошли к дикой яблоне. 

            Всего два яблока висело на ветке.

            И Он рукой взялся за ствол дерева и потряс его, и яблоки упали.

            Он поднял их оба и одно дал мне. Другое осталось в Его руке.

            Я был голоден и съел яблоко, и съел его быстро.

            Потом я посмотрел на Него и увидел, что Он всё ещё держит в руке другое яблоко.

            И Он дал его мне со словами: «Съешь и это».

            И я взял яблоко, и в своём бесстыдном голоде съел его.

            И когда мы продолжили путь, я взглянул на Его лик.

            Но как я могу рассказать вам о том, что я увидел?

            Ночь, где в пространстве горят свечи, 

            Недостижимая для нас мечта; 

            Полдень, когда все пастухи спокойны и счастливы от того, что их стада пасутся;

            Вечер, и тишина, и возвращение домой;

            Потом сон и сновидения.

            Всё это я увидел в Его лике.

            Он дал мне два яблока. И я знал, что Он был так же голоден, как и я.
            
            Но теперь я знаю, что Он испытывал удовлетворение, отдавая их мне. Сам Он вкушал иные плоды от иного дерева.

            Я бы рассказал о Нём больше, но как?

            Когда любовь становится огромной, любовь становится бессловесной.

            И когда бремя памяти слишком велико, она ищет безмолвную глубь.


            Дж. К. Джебран "Иисус, сын человеческий"  
 
            © Перевод с англ. Deilf, 2017

            Картина -  Saint John on Patmos, Master of the Female Half-Lengths 




deilf: (Default)
            Он плохо отзывался о богатых. И однажды я спросил его: «Господин, что мне следует делать, чтобы обрести мир в душе?» 

            И он повелел мне отдать моё имущество бедным и последовать за Ним.

            Но Он не владел ничем, и поэтому Ему были неведомы ни даруемые имуществом уверенность и свобода, ни лежащие в нём достоинство и самоуважение.

            В моём хозяйстве семь дюжин рабов и управляющих; одни трудятся в моих рощах и виноградниках, и другие водят мои корабли к дальним островам.

            Если бы я внял Ему и отдал своё имущество бедным, что бы случилось с моими рабами и слугами, с их жёнами и детьми?
            Им тоже пришлось бы стать нищими у ворот города или у галереи храма.

            Не постиг этот добрый человек и тайны имущества. Поскольку Он и Его последователи жили от щедрости других, Он считал, что и все люди должны жить так же.

            Вот противоречие и загадка: следует ли богатым даровать свои богатства бедным, и должны ли у бедных быть чаша и хлеб богатого человека, прежде чем они пригласят его к своему столу? 

            И должен ли владелец башни принимать у себя в гостях своих арендаторов, прежде чем назовёт себя господином собственной земли?

            Муравей, запасающий пищу на зиму, мудрее кузнечика, поющего в один день и голодающего в другой.

            Прошлым субботним днём один из Его последователей сказал на рыночной площади: «На пороге небес, где Иисус может оставить свои сандалии, ни один человек не достоин того, чтобы приклонить свою голову».

            Но я спрашиваю, на пороге чьего дома этот честный бродяга мог бы оставить свои сандалии? У Него самого никогда не было ни дома, ни порога; и Он часто ходил без сандалий.


      Дж. К. Джебран "Иисус, сын человеческий"  
 
            © Перевод с англ. Deilf, 2017

            Картина - Heinrich Hofmann, Christ And The Rich Young Ruler




deilf: (Default)


Чаек штормовая пляска, лающая игра
тюленей
Над и под океаном...
Божественный избыток красоты
Правит играми, распоряжается судьбами,
растит деревья,
Возносит холмы, низвергает волны.
Ошеломляющая красота радости
Воспламеняет слияние губ. О, пусть и наше
влечение
Сольётся, ведь ни одна девушка
Не пылает и не жаждет любви
Сильнее, чем желает тебя моя кровь на берегу тюленьем,
когда крылья
В воздухе ткут, словно сеть,
Божественный избыток красоты.

Робинсон Джефферс

© Перевод - Сивак Игорь, 2017


* * *

Divinely Superfluous Beauty

The storm-dances of gulls, the barking game
of seals,
Over and under the ocean …
Divinely superfluous beauty
Rules the games, presides over destinies,
makes trees grow
And hills tower, waves fall.
The incredible beauty of joy
Stars with fire the joining of lips, O let our
loves too
Be joined, there is not a maiden
Burns and thirsts for love
More than my blood for you, by the shore of seals
while the wings
Weave like a web in the air
Divinely superfluous beauty.

Robinson Jeffers


deilf: (Default)

Арнольд Тойнби в книге «Постижение истории» сделал некоторые важные наблюдения о характерных реакциях общества, которому угрожает распад существующих структур и ценностей. Он предположил, что переживание нацией «духовной неопределённости» и «морального поражения» может подтолкнуть её граждан к поиску «утопической химеры как заменителя невыносимого настоящего» (10). Точно так же в муках неопределённости и неудачи индивидуум обращается к миру Нептуна и к магическим нептунианским талисманам, поскольку жизнь становится нестерпима. Тойнби утверждает, что в паре движений-близнецов, архаизме и футуризме, можно увидеть по видимости противоположные, но по существу утопические (или нептунианские) коллективные попытки избежать реальности.

 

«В обоих этих утопических движениях попытка жить в микрокосме вместо макрокосма отвергается ради поисков идеального мира, которого был бы достижим, — если предположить, что это возможно в реальности, - без какого-либо столкновения с вызовом трудных перемен в духовном климате». (11)

 

10 — Arnold Toynbee, A Study of History (London: Oxford University Press and Thames & Hudson, 1972), p. 245

11 - A Study of History, p. 245

 

Согласно Тойнби, эта двойственная утопическая подмена реалистического подхода к существующим социальным и экономическим проблемам обнаруживается либо в попытке вернуться к некоторому воображаемому минувшему Золотому Веку, либо в бешеном прыжке к иллюзорному будущему, игнорирующем адаптацию и компромиссы, необходимые для создания приемлемого настоящего. Этот дуализм можно увидеть в политических событиях 1846-48 годов — летящий прыжок в будущее, выраженное движением сторонников мира посреди раздробленной в локальных войнах и революциях Европы, коренившихся в мечтах о славном (величественном) национальном прошлом. Одним из основных импульсов, подталкивающих к архаической форме утопизма, как говорит Тойнби, является «вирус национализма»:

 

«Сообщество, ставшее жертвой этой смертельной духовной болезни, склонно возмущаться культурным долгом перед цивилизацией, лишь фрагментом которой оно является, и в этом состоянии ума оно посвятит большую часть своей энергии созданию узкой национальной культуры, которую можно объявить свободной от иностранного влияния. В своих социальных и политических институтах, в своей эстетической культуре и в своей религии, оно попытается вернуть внешнюю чистоту* века национальной независимости, предшествующего тому, в котором оно оказалось встроенным в более широкое сообщество наднациональной цивилизации». (12)

 

* ostensible purity — можно перевести также как «показная (мнимая) беспримесность», примечание переводчика.

12 - A Study of History, p. 245

 

Тойнби ссылается на возникновение нацистской Германии с её фокусом на «древней сущности германизма» как на яркий пример насильственного архаизма. Сейчас можно наблюдать элементы этого феномена в бывшей Югославии, так же как и на Среднем Востоке. В своей наиболее экстремальной форме насильственный архаизм может приводить к геноциду, как к средству обеспечить «внешнюю чистоту».

Астрологи часто связывают феномен восхождения Гитлера к власти с символизмом Плутона, и, конечно, открытие этой планеты совпало не только с возникновением нацистского режима, но и с целым портфолио диктаторов, включая Сталина, Франко, Муссолини и Аттатюрка. Однако возможно, что в астрологических кругах Плутон обвиняют в том, за что во многом отвечает Нептун или, по крайней мере, крепкий коктейль контактов Нептуна с Сатурном, Нептуна с Ураном или Нептуна с Плутоном. Диктаторы не представляют собой ничего нового, они всегда были и всё ещё пребывают с нами. Чтобы понять, почему нации позволяют себе оказаться под властью диктатора, нам необходимо взглянуть не только на коллективные психологические течения времени, но также и на характер нации. Восприимчивость «духовно нестабильных» и «морально разгромленных» немцев к провозглашённому Гитлером блистающему обещанию спасения была во многих отношениях нептунианской (13). Он был долгожданным мессией, их солярным Зигфридом, и они были его послушными последователями. Его «Окончательный метод» восстановления древней и воображаемой арийской чистоты, возможно, плутонианский, или, что наверное более точно, сатурнианский в своём безжалостном абсолютизме. В конце концов Сатурн это архетипический мифический тиран, проглатывавший своих детей, чтобы сохранить свою вечную власть. Карта рождения Третьего Рейха гордо демонстрирует соединение Солнца с Сатурном в десятом доме, и у самого Гитлера в десятом доме также расположен Сатурн, формирующий соединение с Серединой Неба. Но его послание и источник его магической силы были по своей природе мессианскими. Термин «национал социализм» сам по себе является великолепной иллюстрацией тезиса Тойнби. Интересно, что в карте рождения Гитлера есть также и неаспектированное соединение Нептуна с Плутоном, предполагающее присутствие потенциальной бражки искупительных чаяний, смешанных с принуждением полностью уничтожить существующие структуры, ферментирующихся в коллективной психике в то время, когда он родился. Вот что утверждают авторы «Мунданной астрологии» об этом циклическом соединении Нептуна с Плутоном, которое происходит каждые 492 года:

 

«Обе планеты должны иметь дело с глубинным бессознательным и сверхсознательным коллектива, с раскрытием высших, трансцендентных коллективных идей и идеалов. Мы склонны предполагать, что в некотором смысле они связаны с высшими идеями и идеалами данного времени и с крупнейшими духовными, космическими и гуманитарными целями, которые должны проявиться. Как отмечалось, этот цикл устанавливает тон глубинных и непреодолимых устремлений данного времени». (14)

 

13 - см. обсуждаемую далее в главе карту Веймарской Республики, с её натальным соединением Солнца и Венеры в Скорпионе в квадрате к Солнцу во Льве.

14 – Michael Baigent, Nicholas Campion and Charles Harvey, Mundane Astrology (London: Aquarian Press, 1984), p. 178

 

Гитлер, родившийся с этим соединением, был способен воплотить и выразить эти «непреодолимые устремления», хотя его личную их интерпретация едва ли можно назвать «высшей».

Как отличную от насильственного архаизма нацистской Германии Тойнби описывает более «мягкий, но не менее разрушительный (порочный)» архаизм тех, кто стремится соединить призыв Руссо вернуться к Природе с видением более древней и будто бы более простой эры Западной истории. Это зачастую скрыто элитарное, но очевидно более привлекательное нептунианское политичесое видение будущего отображает тоску по потерянной невинности Райского Сада. Глубокое внутреннее чувство порочности и греха приравнивается к порочности и греховности внешнего мира. Но, насильственный или мягкий, архаизм направлен на реставрацию первоначального Эдема посредством избавления от змея, который неизменно проецируется на козла отпущения. Он может быть конструктивным, когда змей оказывается химическим загрязнением и уничтожением окружающей среды. Но он может быстро стать проблемой, когда змей проецируется на весь технический и материальный прогресс, независимо от того, насколько он улучшает качество жизни; и становится тёмным нептунианским Потопом, когда змей отождествляется с любой расовой, религиозной, социальной или национальной группой, которая видится «худшей», или проецируется на кого-либо, кто кажется отличным в убеждениях, образе жизни, сексуальных вкусах или во внешности. Архаизм настолько же распространён среди политических группировок, идеализирующих минувший Золотой Век, насколько и среди духовных групп, идеализирующих утерянную эзотерическую традицию. Этот феномен не нов. Он может настолько же часто иметь правый уклон, насколько и левый. Он также несёт явное, хотя обычно и не узнанное, фамильное сходство с тем, что Тойнби называет футуризмом:

 

«Иллюзорная надежда на то, что реальность, будучи с достаточной силой отвергнута, перестанет быть актуальной, также находится в основе футуристической формы утопизма. Эсхатологическое видение является одним из наиболее распространённых проявлений футуризма во время периодов локальных кризисов в истории Западной Цивилизации, но заблуждение может выражаться и в менее впечатляющих религиозных терминах. Сегодня мы лучше всего знакомы с футуризмом в его нынешней маске политической революции — концепции, которая … отвергает необходимость переносить боль жизненного опыта (pathei mathos), утверждая, что промежуточные стадии между нынешним страданием и потенциальным счастьем можно преодолеть одним широким прыжком далеко в будущее». (15)

 

15 — Arnold Toynbee, A Study of History, p. 246-247

 

Царство Нептуна всегда является залом зеркал. Коммунист, движимый утопической мечтой о совершенном мире, пойман в ловушку взаимной ненависти с фашистом, побуждаемым настолько же утопической мечтой о настолько же совершенном мире. Их методы зачастую идентичны, и всё, что отличает их друг от друга, это определение змея. Боевые Левые* и Национальный фронт воюют на улицах Лондона; Артур Скаргилл и Маргарет Тетчер бросают друг в друга оскорбления; Тони Бенн проповедует против «разложения Британии» во время пребывания при власти партий правого крыла, в то время как Джон Мейджор, на другой стороне палаты Общин, ругает «примитивность» ** левых; а нью-эйджевские странники*** вступают в кулачные бои с глубоко ксенофобскими местными крестьянами, на чьих частных владениях они стремятся проводить свои фестивали. И над всем этим непомерно разрастаются миазмы политической корректности, угрожающей заткнуть рот и правым, и левым, и центристам во имя ещё одной, настолько же утопической мечты. К этому моменту должно быть очевидным, что Нептун, вопреки широко распространённому астрологическому мнению, не обязательно символизирует левых политиков. Вместо этого он отображает специфический политический подход, пропитанный романтическим видением Рая, потерянного и заново обретённого посредством создания совершенного общества. Нептунианцы могут собираться с любой стороны политической изгороди, в зависимости от других факторов карты рождения, которые описывают темперамент, ценности и личное определение совершенного общества. Романтический национализм Шарля де Голля (его Солнце и Меркурий находятся в Стрельце в оппозиции к Нептуну, Луна образует к Нептуну секстиль, а соединение Марса и Юпитера — трин), часто критикуемый за то, что являлся слишком диктаторским, был так же утопичен, как и романтический социализм Тони Бенна (Солнце в Овне в трине к Нептуну во Льве в 12-м доме, Юпитер в квиконсе и Сатурн в квадрате к Нептуну), настолько же диктаторский. Несмотря на то, что нептунианские лидеры и политические философы могут презирать и даже пытаться уничтожить друг друга, у них больше общего, чем они себе представляют. Они узнаваемы не по своей преданности левым или правым идеям, но по глобальному видению, эмоциональности, поэтичности и полнейшей инфантильной слепоте, которые столь часто окрашивает их политические воззрения. Нептунианские стремления невозможно удерживать в стороне от политики. Можно распознать, когда кто-то скрывается под чужой маской, и уравновесить Нептун другой точкой зрения, которая позволит воплотить мечту по крайне мере частично, не прибегая к физической или психологической бойне.

  

* Militant Left — видимо речь идёт о Militant Tendency - "активисты" (крайне левая фракция Лейбористской партии [Labour Party ]; действует с 70-х годов ХХ века, примечание переводчика.

** в оригинале употреблено словосочетание «yob-culture», примечание переводчика.

*** New Age Travellers - Странники Нью-Эйдж — люди, часто придерживающиеся убеждений, характерных для движений Нью-Эйдж или хиппи, и путешествующих по музыкальным фестивалям и ярмаркам, чтобы жить в сообществе с теми, кто придерживается подобных взглядов. Их транспорт и дома состоят из фургонов, повозок, автобусов, машин и трейлеров, превращённых в мобильные дома. Также они используют импровизированные палатки, типи и юрты.

  

Лиз Грин, "Нептун", перевод - Сивак Игорь, 2016

August 2017

S M T W T F S
  1 2345
6789101112
13141516 171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 04:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios