deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] diana_ledi в И снова о нём...
Я уже бежала домой.
Бежала - громко сказано. Я шла, стараясь переставлять ноги как можно быстрее. Но ноги не хотели слушаться, я очень замёрзла в тот день.
Я была слабенько и непродуманно одета, очень много ходила (иногда бегала) по Майдану.
Теперь надо было быстро пробираться к остановке маршрутки. Быстро - пока не отвалились замёрзшие ноги, руки и прочие конечности, например нос.
Он пошёл от бочки наперерез мне. Взял за рукав и повёл к бочке, резко нарушив мою траекторию.
Усадил на скамейку, застеленную одеялом. Кого-то попросил принести чаю.
- Вы грустная. И вы плакали. - сказал он мне.
- Я не. Я не плакала. Просто замёрзла. - замотала головой я, стараясь спрятать слёзы, которые вдруг совершенно предательски побежали по щекам.
- Нет, вы плакали. - сказал он, не глядя на меня, и я была благодарна ему за то, что он сейчас на меня не смотрит.

Я действительно плакала в тот вечер.
Я должна была решить в тот день один неприятный вопрос. И не решила. Отчего-то расплакалась.
Но полагала, что никто этого не заметит на общем фоне красных носов и синих губ.
Майдан болел и кашлял. Промозглый ветер, сырость - не лучшее время для ночёвки в палатках.

- Я уже пойду домой. - попросила я.
- Нет. Подождите. Сначала начните улыбаться. - сказал он.

И я начала улыбаться.
Он хорошо спрашивал и хорошо слушал, покашливая. Он был болен, тогда болел весь Майдан. Мы поговорили о вирусах, переходящих в бронхиты, о слякоти и что хорошо бы был мороз. Но небольшой. Я вдруг рассказала ему причину своих слёз и даже смоделировала, как я разрулю вопрос завтра.
Я рассказала ему, откуда я родом и оказалось, что мы земляки. Правда, он не мог вспомнить, с какой стороны области находится мой родной посёлок. А где находится его родное село, он не сказал.
Он вообще говорил очень осторожно, но без недоверия. Такой парадокс - когда ты видишь, что человек говорит мало, но говорит вкусно. Тогда ты хочешь ему рассказывать. А он слушает, и ты видишь, что ему действительно интересно.
Опять же - он заботится о тебе, но ненавязчиво. И не потому что ему что-то от тебя нужно. Просто ему нужно, чтобы вот сейчас ты перестала плакать и начала улыбаться. И всё.
А это немало на самом деле.

Он был сильный спокойной и уверенной силой.
Они там почти все такие.
Мы тогда все пробовали друг друга вопросами:
- Не уйдёшь? Не уедешь? Будешь стоять? - это сейчас там почти не задают таких вопросов.
Сейчас всё ясно друг о друге - пришёл, значит, будет стоять.
А тогда, в дни ожидания и бесцельного, как иногда казалось, стояния, мы искали силу друг у друга.
Конечно, я спросила и у него - не уйдёшь, будешь стоять?
Он ответил так, как многие отвечали - что не для того приехал, чтобы уезжать. Эти слова мы повторяли как мантру.
И услышав эту мантру от него, я удовлетворённо кивнула - как может кивать пожилая женщина, общаясь с мальчиком, по возрасту годящимся ей в сыновья. Хороший мальчик, правильно ответил - так кивнула я.
Тогда я уже улыбалась.
В тот вечер я ушла с большим запасом силы, которой поделился со мной этот мальчик - внимательно слушая, иногда поругивая меня за курение и непродуманность в одежде, улыбаясь...
Я приходила потом ещё. Я пробегала мимо, здороваясь на ходу, останавливаясь, чтобы поговорить, а говорила в основном я. Он всё помнил, что я ему рассказывала. Ему действительно было интересно, разрулила ли я тот вопрос, о котором плакала.
А говорили мы на украинском. И он говорил на украинском лучше, чем я.
И вот ещё что - иногда мне казалось, что этот мальчик старше меня. Так много в нём было удивительной мягкой силы.

Мне было интересно смотреть на эту удивительную, мягкую силу.
Я мечтала познакомить его с моими друзьями и детьми, да там всегда не до того чтобы знакомить кого-то с кем-то, всё на бегу, всё на бегу...

Сегодня я не могу уснуть.
О том, что я узнала утром, я не стала плакать. Я только сказала:
- Суки, суки. Ненавижу.
И дальше я бегала весь этот день в делах, стараясь думать только о делах. Но время от времени я останавливалась и говорила:
- Суки. Суки. Ненавижу.
И всякий раз мне становилось немного стыдно. Я не слишком хорошо его знала, но мне казалось, что он бы поругал меня за эти слова, как поругивал за курение и непродуманность в одежде.

Всё же я повторю.
Я ненавижу тех, кто убил тебя, Серёжа.
Я не прощу им твою смерть.
И не только твою...

Ты так хотел, чтобы я улыбалась...

deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] zyalt в Оружие Майдана


Второй месяц в Киеве идут столкновения с милицией. За это время Майдан научился не только строить баррикады, но и атаковать Беркут. Если раньше главным оружием демонстранта был булыжник, то сегодня уже ослепляют солдат лазерами и закидывают коктейлями Молотова. В качестве экипировки бойцы используют шлемы, медицинские маски, респираторы, противогазы. Для защиты ног и рук хорошо подходят вырезанные по размеру куски туристических ковриков, доски. Встречается и экзотипа в виде луков, топоров и копий. Катапульта-требушет, которую смастерили бойцы, продержалась всего полночи и была разломана силами МВД. В последние дни ситуации вообще выходит из под контроля. Видео из Киева напоминают уже не столкновения милиции с демонстрантами, а настоящие боевые действия. МВД применяет для подавления манифестантов светошумовые и газовые гранаты, несколько видов аэрозольных газов, помповые ружья, стреляющие резиновыми пулями и шрапнелью и дубинки. С сегодняшней ночи законодательный регламент позволяет использовать огнестрельное оружие (правда, непонятно, идёт речь о боевых патронах или о том, что уже используется).

Давайте посмотрим, как защищается и нападает Майдан.

Read more )
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ihavesage в Борис Гребенщиков, мой суфийский учитель.

Я не вырос на молитве "Отче Наш" или на Гайа Мантре. О них я узнал гораздо позже, после того, как наполнился до краев музыкой и текстами, глубоко засевшими в душе. И поэтому, сколько бы тысяч раз я ни повторял суфийский зикр la ilaha illallah (нет иных богов, кроме Бога) сердце скорее отзываетcя на слова БГ: "Я не знаю, в кого ты стреляешь, кроме Бога здесь никого нет".

1


Так и есть. БГ стал для меня суфийским учителем, подобно Руми, Хайяму, Низами. С той лишь разницей, что слова просветленных персов надо перевести через язык, культуру и века, а БГ ранит сердце своими зикрами напрямую. Его рукой пишет тот же Автор, что и рукой Хайяма, Руми, Низами.

БГ для меня в первую очередь поэт, он и сам говорит, что пишет стихи и читает их под музыку. Вернее, пишет всегда один и тот же стих. Руми сказал, что открывать рот для слова есть смысл только, если это слово прославления Творца. Или это сказал БГ?

Read more... )

голод

Nov. 25th, 2013 12:22 am
deilf: (SunMoon)
"Если вы голодны из детства, и знаете это честно сами о себе - нужно уметь устоять перед соблазном "съесть" партнера от любви к нему. И питать себя самим своей жизнью, своей деятельностью, творчеством".

Оригинал взят у [livejournal.com profile] rubstein в голод

Дефицит любви и признания в детстве в будущем может стать бездонной дырой, делающей человека зависимым от любви и признания. Потому что дефицит любви и признания в детстве - это, фактически, отсутствие базовой безопасности. У ребенка любовь равна безопасности. Если нет любви - нет безопасности. Потому что на животном уровне это равно быть сиротой. Даже если родители живы и прямо тут, и вообще маячат изо дня в день и не оставляют в покое критикой, указаниями, требованиями и гиперопекой.

Любовь и признание - это не опека, и не супервосхищение. Это уважение и право быть таким, каков есть.Обычно при этих словах возникает вопрос: и что ж, не критиковать? Жизни не учить? Таков как он есть - он же ничего не знает и не умеет? Чего хорошего, если он таким и останется?Учить, показывать ошибки, помогать исправлять. С уважением. Без фанатизма. Честно и бережно. В этом случае ребенок успевает вырастить за жизнь с родителями все навыки, необходимые ему для жизни. И запомнить и усвоить эту модель отношений: равновесие, безопасность, внимательность, уважительность к своему и чужому пространству, и формирует устойчивость в обхождении со своими потребностями.

Неудовлетворенная потребность в любви и признании толкает человека на самые небезопасные поступки, если ему кажется, что вот тут-то он ее и может удовлетворить. Как наркотик. И чем больше партнер (или среда) кажется подходящим, тем сильнее разворачивается аффект голода. Неутолимая жадность покрыть всю детскую недостачу заставляет игнорировать сигналы других потребностей: безопасность, комфорт, общение, вообще всю жизнь, кроме этих отношений, а так же реакции партнера, сигнализирующие о нарушении границ, что чревато взаимной агрессией.

Возможность справиться с этим голодом - это отказаться удовлетворять его за счет партнера, а, во-первых, признать себя самому, во-вторых, вкладывать себя в деятельность для того, чтобы себя реализовать. Соблазн большой любви - это соблазн большой власти над партнером за счет желания удовлетворить все свои потребности за счет него. Если пойти за этими соблазнами - то ничего, кроме истощения оба партнера не получают.

Если вы голодны из детства, и знаете это честно сами о себе - нужно уметь устоять перед соблазном "съесть" партнера от любви к нему. И питать себя самим своей жизнью, своей деятельностью, творчеством. Нужно иметь большую силу духа, чтобы, будучи голодным, не "есть" других людей, не соблазнять партнера собой, так, чтоб он рассудок потерял, а по-гештальтитски - не сливаться с ним в одно целое. Тут очень помогают разного рода границы, даже если они кажутся искусственными на первый взгляд.

В терапевтическом пространстве такими границами является, например, ограниченное время сессии и этический запрет на общение в других форматах, дабы уберечь и клиента, и терапевта от соблазнов управлять друг другом.


deilf: (SunMoon)
"Как начинается падение? Очень просто. Всегда лучше растет то, что удобряется и поливается. Мы творим мир своим вниманием. Люди способные видеть светлую сторону происходящего проливают свет на ситуацию, занимаются просвещением, фактически служат священниками. Люди привлекаемые темной стороной происходящего — фактически служители тьмы. Не важно, что они при этом утверждают. Не зря существует международное крылатое выражение: «Благими намерениями выстлана дорого в ад». Любой обещающий бороться с чем либо фактически одержим темной стороной происходящего. Его победа принесет еще больше помрачения и невежества чем было до этого. Так происходит падение. Посмотрите историю мировых революций, инквизиций и прочих институтов «борьбы со злом» — эффект примерно одинаковый. Не даром мудрая Мать Тереза произнесла фразу: «Я никогда не присоединюсь к антивоенному движению. Позовите меня, когда появится движение за мир». Как прекрасная священница она знала о чем говорит. Лично мне у любого политика, который обещает что будет с чем бороться, хочется спросить — что он собирается при этом выращивать. Если он будет честен с самим собой, то с удивлением обнаружит, что планирует сеять страх и раздор, а выращивать карательный институт".

Вячеслав Гусев, "Полюбите президента. Третье приглашение."
(http://notonties.livejournal.com/profile

post

Oct. 25th, 2013 12:27 am
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] anna_paulsen в post
Утащено.

ГИПЕРЖЕНЩИНА

Я сидела в свежевырытой яме во дворе и ждала Антона. Антон был из соседнего двора, но горячую воду искали только у нас и ямы были вырыты только у нас. Яма была рыжая, глиняная и на ее стенках уже проросли какие-то ромашки. Антон пришел и спрыгнул в яму. Мы с ним немного поговорили. Вдруг по стене ямы быстро-быстро пополз маленький, крошечный паучишка. Я пауков боюсь всю жизнь до визга, но этот был совсем с миллиметр, наверное. Я уже занесла палец, чтобы его раздавить (я негуманная), но что-то меня остановило.
- Ой, - пискнула я, - паук! Я боюсь!
Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела? Мне было три года, ему четыре. Сверху ямы за нами присматривала моя бабушка.

Я на всю жизнь запомнила этот невесть откуда донесшийся до меня сигнал "стоп". Не надо самой убивать паука, когда рядом есть мальчик, способный на роскошный щелбан. Но нечасто ему следовала. Было время, когда мне казалось, что с моими огромными пауками разных мастей не справится никто, кроме меня. И справлялась сама.

Давайте посмотрим, что такое женская гиперфункциональность. Это то, что случилось бы со мной окончательно, если бы я в свои три года не услышала этот древний "стоп".

Паук первый. "Я сама, потому что ты не справишься".

Я смотрю на Антона, понимаю, что он слишком хилый, заранее его презирая, убиваю паучка сама, небрежно говорю - смотри, я паука убила. Антон как оплеванный вылезает из ямы или ищет зверя покрупнее, чтобы мне что-то доказать, но я горжусь собой как дура, потому что я сильнее Антона. Ну, и я вообще храбрая.

Паук второй. "Я всегда знаю все и расскажу тебе"

Антон убивает паука, а я ему говорю:

- Антон, а что ты вообще знаешь про пауков? У них восемь ног, например, ты знаешь? Быстро выскакиваю из ямы, несусь домой, хватаю Брэма и бегу обратно, чтобы изучить все вместе с Антоном. Антон пытается сбежать, но я недоумеваю - как ему может быть неинтересно такое? Как он может отважно сразиться с пауком, не получив при этом никакого ликбеза про восемь ног? К яме со всех ног бежит Антонова бабушка. Антон вырывается и плачет, я, тряся бантиком, зачитываю вслух куски.

Паук третий. "Я знаю все лучше, чем ты, ты меня не переспоришь"

Антон убивает паука, а я ему говорю:

- Антон, а что ты вообще знаешь про пауков? У них восемь ног, например, ты знаешь?
- Знаю, - важно говорит Антон, - У меня дедушка орнитолог (или офтальмолог). У них еще есть жала.
- Не жала, а жвала, - смеюсь я , - ха-ха- ха! Не умеет отличить жала от жвала! Маркетинг от франчайзинга! Щас я тебе расскажу, - говорю я, придерживая Антона за футболку, - что такое флюктуация. И, тряся косичками, говорю сорок пять минут. Антон обмякает. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук четвертый. "Быстро, быстро развиваем отношения!"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела?

- А теперь поцелуй меня, - прошептала я томно, закрыв глаза и подставив щечку.
- Я не готов, - стесняется Антон, - я это... только пауков пока могу...
- Нет, теперь тебе необходимо меня поцеловать, - топаю я ногой, - иначе все это будет не по правде! Если ты убил паука, ты меня любишь!
- Я пока просто убил паука, - оправдывается Антон, - мне надо разобраться в своих чувствах...
- Нет, это символически много значит! Ты уже взял на себя ответственность!

К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук пятый. "Я тоже не хуже!"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

- Хо-хо! - вскричала я. - Красивая - это фигня. Я тоже могу как ты! После этого за пять минут я нахожу восемь братьев покойного и со смаком размазываю их пальцем по стенке ямы. Антон мрачнеет или даже испуганно икает. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук шестой. " Щас я тебя развеселю!"

После убийства Антоном паучишки я преисполняюсь благодарности и хорошего настроения.

- Я тебе сейчас спою, - говорю я Антону, и, отставив ножку в сандалике, пою и пляшу сорок пять минут. Антон пытается выбраться из ямы, но я его не пускаю, потому что у меня обширный репертуар. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук седьмой. "Ты все сделал не так, я покажу как надо"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. Я с презрением на него посмотрела.

- Ты вот его убил неаккуратно, - сказала я, - а теперь восемь ног будут валяться по всей яме. Смотри, как надо убивать пауков! И быстро-быстро левой рукой нахожу и убиваю восемь братьев покойного. Аккуратно собирая в мешочек останки. Антон испуганно икает. К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук восьмой. "Ты не так ко мне относишься, я научу как надо".

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Я холодно на него посмотрела.

- В чем дело, дарлинг? - испуганно икая, спросил Антон.
- Ты не так сказал, - отчеканила я. - Ты сказал тихо. Говори отчетливо, чтобы я слышала каждое слово! Тогда я тебе поверю!
- Я смущаюсь, - сказал Антон.
- На этом этапе отношений неправильно смущаться! - сказала я и махнула косичкой. - Это второй этап ухаживаний, по Грэю, надо все делать четко, четко доносить до женщины свои месседжи! Сейчас ты снова мне скажешь, а потом мы поцелуемся! Это будет норма и стандарт!

...Антон карабкается вверх, я презрительно насвистываю марш ему в спину сквозь выпавший молочный зуб, бабушка Антона подает ему руку и они вместе убегают со всех ног.

Паук девятый. "Я страшно современная и остроумная"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Я захохотала.

- Ты вылитый рыцарь, - сказала я сквозь смех, - ты не находишь, что все, что произошло между нами - так забавно?
- Э...- сказал Антон.
- Ну, посмотри, все эти нормы, стандарты, комплименты, все это такая пошлость! Как в учебнике по психологии. Я выше этого! Паук такой дурак, классная рифма, как палка-селедка, да? Тебе читали Незнайку? Не заморачивайся! Между нами ничего серьезного, расслабься! Паук тебя ни к чему не обязывает! Я тебе сейчас анекдот про пауков расскажу! Только он пошлый, закрой уши! К яме со всех ног бежит бабушка Антона.

Паук десятый. " Я тебе объясню всю себя"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь.

- Как ты хорошо сказал! - восхищаюсь я. - А знаешь, когда ты его убивал, я почувствовала такое щекотание в носу... обычно это перед слезами... Я ведь, знаешь, очень люблю плакать... Ты не плачешь, мальчики не плачут... А девочки плачут... я девочка... я плачу каждый вечер... И так боюсь пауков... Я думаю, что это вытесненное желание убийства родителей... Я читала у Фрейда, но не поверила - я, знаешь, на самом деле, такая недоверчивая... Когда ты вот это сказал, прежде чем защекотало в носу, я подумала - а вдруг он мною манипулирует? Вдруг он говорит это специально, чтобы я им восхитилась? Но потом я подумала, что вдруг ты говоришь это с чистой душой? Мне очень сложно поверить в чистую душу, вдруг обманут... Я еще подумала, Антон, только ты не смейся, что вдруг я на тебя произвела отталкивающее впечатление? Нет-нет! я потом подумала еще и поняла, что это вряд ли... потому что ты на меня так взглянул... и у меня защекотало в носу....Иногда у меня еще щекочет перед тем, как чихнуть, но тут явно было не это... явно предчувствие... предчувствие чего-то светлого, что могло бы между нами быть...Я очень чувствительная во всем, что касается отношений, ты знаешь? Антон? Антон, ты завтра выйдешь? Я тебе еще должна сказать про эманации и сенситивность, это так важно для того, чтобы ты лучше понимал, какая я... Лидия Васильевна, не тащите его так из ямы, вы ему воротник оторвете... Я так волнуюсь, когда что-то слишком быстро... И без объяснений... Я вообще очень всегда волнуюсь, вы знаете...

Паук одиннадцатый "Мы будем жить теперь по-новому"

Антон занес руку и роскошным щелбаном убил паучишку. А потом пробормотал, что я самая красивая и очень ему нравлюсь. Надо ли говорить, с каким искренним восхищением я на него посмотрела?

- Как зовут твою маму? - промурлыкала я.
- Нина Андреевна, - сказал Антон.
- Ах да, я ее видела у нас возле третьего подъезда. Роскошная женщина, но ее макси ей совсем не идет. Я тебе дам телефончик портнихи моей мамы передашь своей, пусть сошьет приличное. Сколько у вас комнат?
- Ну, две, - сказал Антон.
- Ага... гм... кхм... Если продолбить стенку... вы еще так не сделали? Сделайте, это будет хорошо. На стене ковер висит?
- Угу...
- Ковер убрать, у тебя аллергия. Ты творог ешь?
- Неа, я его ненавижу.
- Надо есть, у тебя молочные зубы меняются. Я вот ем - видишь, дырка- и у меня очень быстро растут новые. Видишь, дырка? Эээ? Ыыы? Я ем пачку в день. Ты тоже ешь, это будет хорошо. Кот у тебя есть?
- Ну, есть...
- Кота надо привить. И вычесывать. Запомнил? Привить кота, продолбить стенку, и творог. Ах да, и мама. И ковер. Это будет хорошо. Я тебе потом списком напишу. Дай мне адрес электронки? А, ты читать еще не умеешь? Антон, это уж вообще. Завтра придешь ко мне, будешь учиться. И творог заодно поешь, я прослежу... Антон, что ты делаешь с убитым пауком? Воскресить пытаешься? Лидия Васильевна, он только что отказался есть творог и засунул грязные пальцы в рот, я вам завтра принесу специальное мыло от микробов, в семь утра, чтобы все успели умыться... Сказал, что я - дура, но я не обижаюсь, мальчик у вас хороший, перспективный... Это будет хорошо...

Антинаучное пояснение:

Гиперфункциональность - это когда даму вечно несет, она не может остановиться, непрерывно или говорит, или делает, или хочет говорить, или хочет делать. Знает все как надо и вообще знает все. Она активна, ответственна, зачастую язвительна, или все время шутит, или дает отпор. Не дает наступить себе на горло, оставляет всегда за собой последнее слово, успешно сражается с мужчиной на всех фронтах, драматична, артистична, остроумна или вечно взволнована, способна на истерику и клоунаду, да, и вообще, спроста слова не скажет, спуску не даст, всем покажет и докажет, со всем справится и горящего коня спасет. Мужчинам в отношениях с такой дамой очень трудно успеть что-то сделать, начать что-то делать или даже захотеть что-то делать.

В семье с такой дамой мужчина затихает и с годами становится невидимый, неслышимый, иногда пьющий, почти всегда неуспешный, и, как правило, очень утомленный.

©Юлия Рублева, behappy.ru/blogs/ulitza/2009/08/23/29130
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] emil_sokolskij в НА КОВЧЕГЕ
Лето для Зинаиды Миркиной выдалось непростым. Во-первых, она две недели гостила у своих близких друзей в Норвегии (впервые без мужа, Григория Померанца), а там-то и случилась беда, упала на каменный пол в магазине. Встала сама, пошла… Проходил следующий день, а боль в руке усиливалась. Одним словом, пришлось накладывать гипс. И в гипсе, и уже без гипса, – дикие боли, бессонные ночи. В конце июля вроде стало полегче. Всё это время (после Норвегии) она проводила на даче (платформа «Отдых», близ города Жуковский). Я навестил её в начале августа, мы сидели на втором этаже большого деревянного дома (порадовался тому, как восьмидесятивосьмилетняя женщина легко поднимается по винтовой лесенке), Зинаида Александровна читала стихи, мы беседовали, молчали, глядя на просторный сад с отдельно стоявшими огромными берёзами и соснами… Выглядела она очень хорошо, никаких следов болезни. И никаких следов утомления от встречи (так, впрочем, бывало всегда, и всегда мне неловко было уходить; самый приятный вариант для неё и для Григория Соломоновича был – если я оставался ночевать).
Недели через три, вернувшись из Вологды, я позвонил ей. «Вы могли меня уже и не застать… У меня дважды был сильнейший скачок давления, дважды вызывали скорую… Может, и говорим в последний раз».
Нет, не хочется мне думать о таком!..

Тепло и тихо в деревянном доме.
Деревья затаились у окна,
И с каждою минутой всё весомей,
Таинственней и гуще тишина

Как важно то, что в этот час вершится

В сгустившейся, набухшей тишине.
Безмерность входит в малую крупицу –
Спокойно размещается во мне.

Великий мир заходит в эти стены,
И суета остановила бег.
И каждая подробность здесь священна –
Среди потопа плавает ковчег.

***

Дождь, прекратившийся внезапно.

Ольха, провисшая дугой…
Переговаривались капли
Одна с другой, одна с другой.

Мир, погрузившийся в дремоту.
Прохладно, тихо и светло.
И недосказанное что-то
Ко мне вплотную подошло.

Сплетались, связывались нити,
Тянулись к сердцу моему…
О, говорите, говорите…
Быть может, я ещё пойму.

Скоро должна выйти книга со стихами, посвящёнными Григорию Соломоновичу Померанцу.
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] rudaya_ptyshka в post
Обсуждали тут со знакомой из ЖЖ  наши способы обращаться с болью и бОльными состояниями. Так много всего обнаружилось, что решила поделиться. В посте - собственный опыт и навыки проживания душевной боли. Ключевое слово – «собственный», то есть способы мои личные, кому-то могут подойти, кому-то – не очень.

Итак, поехали )
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] emil_sokolskij в ВОСТОРГ РАЗРЫВА
Приятно осознавать, что иногда всё-таки бываешь прав. Я говорил, что проявления грубости, раздражительности и тому подобного – вовсе не признак сильного характера; это всего-навсего освободительная реакция, зачастую неконтролируемая. Лидия Гинзбург с поразительной тонкостью разворачивает эту мысль так:
«Слабохарактерные люди склонны к крутым и непоправимым разрывам. Они ликвидируют отношения, не умея их регулировать. Чтобы упорядочить отношения, нужна воля. Для того чтобы рвать, не нужно ничего, кроме оскорблённого самолюбия, усталости, потребности выговорить давно отстоявшиеся слова. <…> Лёгкость накатывает волной, подымает высоко, на какое-то быстротекущее мгновение становится до восторга приятно и до бесконечности всё равно – и вы разваливаете вмиг налаженное дело. Так люди теряют уже обещанные гонорары. Так мы безрассудно ссоримся с мэтрами. <…>
Поспешные разрывы, сердечные и деловые, сопровождаются временной подменой действительности – как в картах. На время игры суммы теряют бюджетный и бытовой объём. Остаётся соотношение незаполненных величин, условных знаков азарта. Игра кончилась, и действительность обращается к нам достоверностью проигранных денег, непринятых рукописей, отношений, погубленных навсегда».
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] solway в Клуб Древние: Григорий Померанц.
64.75 КБ

Философ-эссеист, культуролог, критик и мемуарист мирового уровня. Знаток и любитель восточной философии и искусства. Опасный человек: с 1976 по 1988 год само его имя было запрещено упоминать в советской прессе. :)

Чем была эта встреча для меня? Сначала я долго махала рукой молодому Померанцу – воину жизни посреди залитой солнцем степи. И я уже не помню, кто из нас махал рукой, а кто салютовал мечом. :) Ведь не важно, какая битва за жизнь идёт на этот раз: лагеря, Великая Отечественная, восстановление после катастрофы… Для тех, кто «там» был – не важно. Толчок от мысли, что «я победил страх перед бездной – неужто испугаюсь теперь?»…полёт над страхом…красота неба, заботящая больше всего именно в тот момент, когда ты ранен и истекаешь кровью… Об этом писали многие, в том числе Юлиус Эвола в книге «Оседлать тигра». Но одно дело читать, а другое...

Обычно считается, что «там» люди испытывают скорее киплинговское:
…пыль-пыль-пыль-пыль от шагающих сапог…
…я шёл сквозь ад шесть недель, и я клянусь…
…но нет-нет-нет хуже, чем всегда одно…
…ты-ты-ты-ты пробуй думать о другом…
…мой Бог, дай сил обезуметь не совсем!..
Тяжёлая работа, когда смерть становится обыденностью, никакой эйфории – только очень страшненькая серая пустота. Конечно, так тоже бывает. Но пройти через это, «обезумев не совсем», помогает как раз полёт над страхом и прочая сопливая романтика. Когда ты позволяешь себе раскрыться и развернуться в главном, в том, что тебе по-настоящему дорого – ты как бы врываешься в другой мир. Яркий, сияющий, полный нечеловеческой силы и возможностей. Толчком к пробуждению этого состояния может послужить что угодно, лишь бы оно было дорого лично тебе. Ты летишь какое-то время, легко совершая невозможное, а потом эйфория проходит и начинается повседневный труд. Но во-первых, остаётся память. Особенно, если успеть сообразить, что это не иллюзия и не отбросить её с досадой, столкнувшись с типа «реальностью». Во-вторых, в том состоянии можно пытаться держаться. И уж всяко можно взлетать потом снова и снова.
Когда Григорий Соломонович вернулся из лагеря и его осторожно спросили о впечатлениях, он твёрдо и совершенно искренне ответил: "В лагере было хорошо".

Я испытала всё это за годы до встречи с Григорием Соломоновичем. Подробности в текстах «Сижу на нарах и читаю Лао Цзы» (http://solway.livejournal.com/38627.html#comments), «Возвращение с того света» (http://solway.livejournal.com/51651.html#comments), статье «Психосоматика в действии» (http://www.proza.ru/2011/07/01/147), а иногда и в устных рассказах. Так что, кому надо, обращайтесь. :)

Потом меня поразил рассказ о встрече этого человека с Зинаидой Александровной Миркиной. Григорий Соломонович не мог смириться со смертью горячо любимой первой жены. Это значило также смерть его живых идей, его радости, его веры. Смерть его отношений с Создателем. Григорий Соломонович сжался, не выпуская из себя жизнь…последним усилием удерживая связь, сохраняя в груди то, что не должно было умереть - и закричал. Это был крик души, почти безмолвный, но его услышали все. Друзья привезли его на дачу, где он впервые увидел Миркину. Она читала стихи, и Григорий Соломонович почувствовал: вот она, нить вечной жизни. Не оборвалась. Он был бездной, жадно поглощающей всё, что исходило от Зинаиды Александровны. Ему говорили, что он влюблён, но Григорий Соломонович досадливо отмахивался: «мне просто нужно то, что она делает». Лично я думаю, что так оно и было. Они долго сходились, долго привыкали друг к другу. Слишком большой мощью обладало то, что возникло между ними. Слишком трудно было общаться с этим. Они могли не удержать эту силу, но обошлось без жертв и разрушений. Они могли стать только друзьями. Они могли вообще не сойтись, и это было бы проще всего.

На канале культура был показан неплохой видеосюжет про Миркину и Померанца «Больше, чем любовь». А я снова слегка касаюсь этого чуда в эссе «Забытый путь женщины» (http://solway.livejournal.com/52384.html#comments). После написания этой вещи меня часто спрашивают о скрещении путей – так, собственно, вот оно. :) И сразу оговариваюсь, что, конечно же, это не единственно-возможный вариант. Просто самый сильный из тех, что я видела.

Было время, когда 94-х летний Григорий Соломонович подрёмывал в кресле их прекрасного дома, а иногда и прямо на кафедре во время очередной лекции в московском Музее Меценатства. И в том, и в другом случае, на помещение снисходила неземная благодать. Иногда он просыпался, когда Зинаида Александровна буксовала, проходя насквозь очередную глубочайшую проблему, и говорил пару слов. В неизмеримую глубину мгновенно проникала лучом сияющая высота, разговор взлетал, просто поднимаясь над проблемой – и я снова видела молодого воина, салютующего мечом с холма.

В феврале 2013 года, на 95-м году жизни, Григорий Соломонович покинул этот мир. Но в группе ВКонтакте, посвящённой Миркиной и Померанцу, этим удивительным людям, до сих пор висят две фотографии. Григорий Соломонович с надписью: «Померанц. На Гомера похож» и бюст Гомера с такой же надписью: «Гомер. На Померанца похож».

Список кораблей никто не прочтёт до конца. :)
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] solway в Забытый путь женщины.
Сейчас я буду говорить очень странные, где-то даже крамольные вещи. Но идея существовала тысячелетиями в виде второго (а для кого-то и первого) женского пути, а теперь снова витает в воздухе. Я не феминистка, не лесбиянка (хотя к явлению отношусь неоднозначно – это отдельный разговор) и тем более не «чайльд-фри». Мне странно, когда женщина отказывается от естественного счастья быть женой и матерью из страха или нежелания потрудиться. Но не менее странно, когда женщина выходит замуж и рожает не потому, что её внутренняя природа сказала «пора», а потому, что кто-то захотел, или хуже того, велел. Даже без любви, без желания - просто потому, что «женщина должна». И она сказала: я хочу семью и ребёнка…это правильно, так надо...это избавит меня от одиночества и необходимости разбираться с собой…это сделает нас ближе…это обрадует родственников…тысяча и одна нелепая причина. Которую женщина не всегда озвучивает даже себе – глупость ведь! Но одобренная обществом глупость. Милая! Да ты же ещё сама в таком случае ребёнок!..

Девчонки! Не слушайте никого, в том числе и меня! Слушайте своё сердце, свою душу. Собирайте информацию, принимайте её к сведению, но решайте только сами. Даже любимые люди могут сослужить здесь плохую службу, искренне желая вам добра. Что уж говорить об агрессивной части реальности, мнящей себя «миром», а свои законы единственно верными?

Зинаида Александровна Миркина, писатель, поэт, переводчик, христианский мистик и самая сильная фея из тех, кого я знаю, пишет в своих работах, что «сначала мы должны своей душе, потому что через неё – Богу». И только потом родным и близким. Опосредованно, через творчество, если не получается напрямую…если исполнять родственный долг для нас значит медленно убивать свою душу.
Мне многие говорят: «это если родным и близким нужно наше творчество». Ну что делать? Надо растить своё творчество. Так же, как ребёнка. Если творчество настоящее – оно не может быть не нужно. А если наши близкие не слышат, не видят, или специально закрывают свои сердца…это очень больно, но так есть. Остаётся остаться собой. Жить своей жизнью, продолжать дарить, и может быть когда-нибудь… А общих рецептов здесь не бывает.

Если ваша душа растёт и раскрывается при одной мысли о ребёнке – рожайте. Есть счастливые мамы, которые и в пятнадцать лет выдержали напор общественных пересудов, только с другой стороны. На общество не угодишь: не рожаешь – плохо, рано рожаешь – тоже плохо. А кто это решает? Уж точно не природа. И не человеческая душа.
Но если душа хочет заниматься творчеством, делать открытия, или на худой конец спасать мир – посылайте всех как можно дальше и ищите себя. Семья и ребёнок – тоже творчество, а творчество – тоже создание, близость, зачатие, вынашивание и рождение. Это как выбор профессии. Только почему-то в современном мире понятна и почётна только одна.

Read more... )
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] solway в Клуб Древние: Зинаида Миркина.
54.30 КБ

Писатель, поэт, переводчик, христианский мистик. И самая сильная фея из тех, кого я знаю.

В молодости Зинаида Александровна пережила встречу с Богом. Атеисты, пожалуйста, вставьте здесь то, что вас устраивает: Природа, Космос, Ноосфера, Философская Первопричина Бытия... :) Она пыталась рассказать об этом всем. Но, наткнувшись на невозможность передать тайну, тяжело заболела. Волна, стихия её любви разбилась о скалы. А была она так сильна, что это подкосило и человека. Но Зинаида Александровна не сдалась. Она продолжала идти в глубину и общаться с Богом. Вот так и встретил её будущий муж и сподвижник Григорий Соломонович Померанц – читающей стихи в инвалидном кресле.

Со временем, Зинаида Александровна научилась если не передавать, то очень точно указывать на вещи, которые мы когда-то любили больше всего на свете, но потом перестали в них верить. Поэтому многие плачут на лекциях, или во время чтения книг. Это и потрясло меня в её прозе. Не просто «сказка – быль», и можно приносить её в жизнь как мозаику для украшения. Этим занимаемся мы все. Оно притупляет боль невозможности, но не спасает от неё. Мы все видели свет настоящего мира, и нам очень трудно возвращаться назад. Уходить на работу, отвлекаясь от творчества. Переставать видеть божественный образ в любимом человеке. А здесь – вся жизнь сказка. Только уже настоящая. Не мечты и фантазии, которые можно осуществлять, украшая ими жизнь, а огромная новая реальность. Или хорошо забытая старая. Жить в этой новой реальности бывает непросто. Но, попадая в неё, ты понимаешь, насколько неважны эти трудности по сравнению с тем, что есть...

Познакомились мы через общего друга, замечательного психотерапевта Константина Грингута. Ведя меня в квартиру Миркиной и Померанца, он смеялся: «Рукописи взяла? Они очень любят стихи и прозу…критиковать». Я трепетала, но шла. Сидим на кухне, пьём чай. «Зинаида Александровна, можно я почитаю вам стихи»? Миркина не всегда хорошо слышит, и в некоторых случаях это очень удобно. Так повторилось раза три с интервалом примерно в полчаса. Я чувствовала себя будущим учеником, стоящим в позе кибодачи у ворот монастыря. На четвёртый раз она обречённо вздохнула: «Ну, хорошо. Попробуйте». И через некоторое время, уже совсем другим тоном: «Так. Вам надо публиковаться. А ещё мы будем рады, если вы согласитесь иногда выступать на наших встречах…если это получится». В тот вечер она подарила мне кучу сборников своих стихов, подписав их: «…другу на очень трудном пути». В своей кочевой жизни я бережно храню эти книжицы.

В том возрасте, когда дети перестают верить в чудо и уходят во взрослый мир, я поклялась, что найду сказку, где бы она ни была, и стану её героиней. Стала. Неоднократно. Но вот чтобы тотально, навсегда…и главное - без малейшего ухода в какой-либо мир грёз…чтобы в каждый момент настоящей, реальной жизни…чтобы эта сказка никогда не кончилась... Я запуталась в пластичной реальности, желанной необходимости и свободной ответственности. Потыкавшись в тупике, пошла на компромиссы. А надо было просто чуточку развернуть, выправить направление движения. Позволить Создателю (атеисты, ну вы поняли…) вправить мою душу, как вывих. Проза Зинаиды Александровны помогла это сделать. Я утонула в собственных слезах, проснулась и стала жить.

Нельзя цепляться за чудо, но нужно нести его дальше. Нет ничего вечного, но настоящее - вечно. «Бессмертье не нам, но бессмертие в нас» (Миркина). Надо учиться оставлять, отпускать. Уходя, гасить свет, но сохранять его в себе. Шагать в пустоту и держаться ни на чём. Уходить и смотреть на море. Принимать конец и начинать сначала. Входить и говорить: "да будет свет". Надо учиться жить внутри: там, где не бывает концов. Надо учиться умирать, сохраняя главное – и, возможно, со временем даже физическая смерть перестанет быть необходимой. Но эти вопросы уже не в нашей компетенции.

Стихи Миркиной тоже прекрасны, но меня выстраивает именно проза. Да и она сама говорит: «стихи – это стихи, это как дышать…а вот как вам моя проза?». Для тех, кто верит в сказки и сам не чужд мистики, есть гениальный сборник «Негасимые огни» (http://thelib.ru/books/mirkina_zinaida/skazki-read.html). Для тех, кто предпочитает «про нашу жизнь» - «Озеро Сариклен»(http://www.sunhome.ru/prose/ozero-sariklen-z-mirkina.html). Ещё очень сильное влияние на меня оказал сборник «Избранные эссе: Пушкин, Достоевский, Цветаева». И это только то, что успела прочитать.

Со временем, я собираюсь читать всю прозу Зинаиды Александровны, петь некоторые её стихи. Пусть она услышит это и обрадуется, что ещё один маяк загорелся на берегу.

Я только переводчик. Знали б вы,
Как мало мне отпущено свободы.
Как будто ждёт лишенье головы
За каждую неточность перевода.

Когда б измерить, сколько нужно мне
Немого, неотрывного вниманья,
Чтобы понять, что зреет в тишине
И что звучит в глубинах мирозданья.

И сколько надо тайного труда,
Чтоб в слово превратить касанье Духа,
И то, что молча говорит звезда,
Доступным сделать для чьего-то слуха.

Когда б вы догадались, сколько зла
Скрывается в одной фальшивой ноте,
Вы б бросили бы все свои дела
И стали помогать моей работе.

(З. Миркина)
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] emil_sokolskij в ИЗ БЕЗМОЛВИЯ
У Григория Померанца и Зинаиды Миркиной была такая глубокая духовная жизнь (разделяемая друг другом, перетекаемая друг в друга), что общение их не обязательно было словесным: они знали как никто полноту молчания. И из этой полноты молчания, из безмолвия, из тишины шли нужные, необходимые, незаменимые – и простые слова. Оставшись одна, Зинаида Александровна по-прежнему пишет стихи. Вот одно из них. В нём Миркина не соглашается с Пушкиным, который назвал природу «равнодушной» в одном стихотворении, но опроверг это во многих других…

Деревьям было всё равно,
Что нам с тобою суждено.
Вершины, плещущие в небе,
Про наш с тобой не знают жребий.
И даже весть, что умер ты,
Не перебьёт их немоты.
И всё-таки про равнодушье
Природы никого не слушай.
Она молчит, но нужно ей
Всё то же, что душе твоей.

10-11 марта
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] atraita в ТОМАС МЕРТОН.
Далай Лама на могиле Томаса Мертона.

   "На глубочайшем уровне общение не является общением, а становится единством. Оно - бессловестно. Оно за пределами слов, за пределами речи, за пределами понятий.

  Не то, чтобы мы открываем новое единство. Мы обнаруживаем единство старое. Мои дорогие братья, мы уже едины. Однако думаем, что это не так. Все, что необходимо - восстановить наше изначальное единство. То, чем нам предстоит стать уже здесь"
                                             - Томас Мертон.
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] imja в Предупреждение
потом сделаю ссылку и добавлю в памятку.

Дорогие девочки и мальчики!
Запомните, пожалуйста, что всегда будут люди, готовые нажиться на ваших проблемах.
И вам, конечно же, выбирать - обращаться ли к гадалкам, парапсихологам или экстрасенсам, или же нет. НО! Есть еще отдельный класс людей, называющих себя психотерапевтами и психологами, но делающими что-то совершенно другое.

Итак, что не относится к психологии и психотерапии, но часто под нее маскируется:
-Школы женственности (стань богиней, школа гейш, открой в себе магнит для мужчин, школа стерв и т.д., и т.п.). Это, девочки, способ заработать денег на вашем желании построить хорошие отношения с мужчинами.
Чему вас там будут учить? Вас там будут учить не злиться, не спорить, подавлять все свои желания (или желания мужчины), манипулировать, обесценивать и соматизировать.
Вам расскажут способ, которым можно привязать мужчину. Способ этот, скорее всего, придумала (и использует) автор этой группы. И у нее он работает. Еще он будет работать у 10% участниц группы. А вы, скорее всего, заплатите деньги (и большие) и получите травматику;
остальные пионэры )
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] emil_sokolskij в ВДВОЁМ
15 марта в Музее меценатов (Донская, 9, близ станции метро «Октябрьская») прошёл вечер памяти Григория Померанца. Здесь выдающийся философ вместе с поэтом и эссеистом Зинаидой Миркиной ежемесячно вступал с лекциями. Сейчас 87-летняя Зинаида Александровна выступала сама; после – говорили гости. Особенно запомнилось мне выступление поэта Андрея Таврова; он сказал, что благодаря Григорию Соломоновичу понял: цитата – мертва, живо только то, что ты сам делаешь в себе, на своей личной территории, а не просто вычитываешь из книг, восхищаясь, захватываясь какой-либо мыслью. Несколько слов сказал и я. Было много цветов…
Меня многие спрашивают: как чувствует себя Зинаида Миркина? Ведь с Григорием Померанцем она была одно целое. С его уходом ведь могут прийти жуткая пустота, упадок сил, нежелание жить… Нет, всё не так. Зинаида Александровна способна справиться с чем угодно, она очень сильный человек. И выглядит – ничуть не постаревшей.
– Если бы жизнь была больше смерти, – говорила она, когда мы гуляли в ближнем лесу, – мы бы всю жизнь лгали друг другу. Но все мы стоим перед лицом смерти. Да, она приходит. И мы, живущие, не можем не страдать, – то есть не принять сораспятие. Но потом мы должны подняться над смертью – иначе не будет Воскресения. А если мы не проходим сораспятия, легко относимся к смерти близких – то это не Воскресение, и игра в Воскресение. Слова «Оставьте мёртвых хоронить своих мертвецов» кажутся жестокими, но важно понять их правильный смысл: не за смертью идите, а за жизнью, где живут и те, кого с нами уже нет. В квартире я одна, мне никто не нужен. И я не чувствую одиночества. Каждый день я сажусь у окна, рядом со мной – портрет Гриши. Я поплачу. Но мои слёзы – не самосожаление. Это – переливающаяся через края любовь. Я очень скучаю без него. И в то же время я чувствую, что мы вдвоём.
deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] notonties в Формула любви.


Любовь дар, а не товар. Так у человека. У многих животных любовь проявляется как инстинкт обладания, собственности. Когда человек настраивается на животную полосу восприятия он переживает много страдания, именно страдание вынуждает его повышать частоты восприятия и очеловечиваться.

Люди изобрели множество способов анестезии своего страдания — результат всегда один сохранение животного уровня восприятия. Иногда, страдание от невозможности проявлять и принимать любовь открыто, вынуждает людей покидать животную полосу восприятия и регрессировать на демоническую. Так возникает фашизм. Немецкие психоаналитики подробно изучили этот вопрос.

Судя по тому, что смертность от сердечно-сосудистых заболеваний занимает первое место на этой планете, вопрос человечности в любви остается базовой проблемой «цивилизованного» человечества.

Забавно, что сектицина (разделяющая медицина) замечает, что средства анестезии чувств — такие как алкоголь и курение снижают заболеваемость сердечно-сосудистой системы. Однако ей невдомек почему так происходит. По сути дела, весь институт сектицины в вопросах сердца, посвящен тому чтобы помочь человеку остаться животным со всеми вытекающими отсюда для общества последствиями. Единственная польза от такого «лечения» — не дает скатиться к демоническому.

Read more... )

Путь свободы в любви кажется может казаться трудным и одиноким, но на самом деле он ведет к настоящей любви и близости. Для человеческого существа любовь естественна, если мы себе не мешаем — мы не можем не любить и не становиться любимыми. Стремиться заботиться о тех кого любишь — одно из самых естественных стремлений и проявлений любящего сердца. Манипулятивный путь кажется надежным, но на самом деле он ведет к неизбежному одиночеству и страданию. Поскольку купленная (проданная) любовь не приносит ни радости ни насыщения, так как на самом деле любовью не является.

Лестница в небо может иногда иметь о-о-очень крутые ступеньки, но она стоит, чтобы по ней восходить.

Pura Vida. Со всей моей любовью. Вячеслав Гусев.

deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] notonties в О мужском смирении...

Меня просили написать о мужском смирении. Статья о «Мужском и женском» писалась в порыве вдохновения, от невозможности больше молчать об этом. Данный материал является социальным заказом. Энергетика разная. Получилась не статья. А скорее тезисы. О мужчинах я писал достаточно много. Посмотрите материалы: «Страна детей», «Матрица войны». И все же...

Сначала о терминах. Часто смирение воспринимается как синоним покорности. Но это не так. Смирение — значит «с миром» - без войны. В душе не может быть конфликта. Может быть конфликт личности и души, маски и сути. Может быть конфликт различных потребностей и аспектов личности. В любом случае внутренний конфликт находит отражение во внешнем мире. Покорность происходит от слова «кор» приказ, унижение, обвинение. Покорность согласие с положением дел. В таком случае покорность — является следствием победы во внутренней войне одних аспектов личности над другими, или иллюзорного превосходства личности над душой. Такая «победа» немедленно находит отражение во внешнем мире. Покоренный соглашается покориться, потому что знает — если бы победил он, то требовал бы покорности от побежденного. Игра есть игра.

Read more... )

Pura Vida. Вячеслав Гусев.


Иллюстрации:

https://www.youtube.com/watch?v=7PwCWKnnCJU

http://youtu.be/gJh498OfGlA

deilf: (SunMoon)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] notonties в О мужском и женском.

  Один из аспектов мужского пути — смирение. Соответствующий ему женский аспект — доверие. Многие мужские религии учат наоборот. Мужчины должны доверять, женщины смиряться. Парадокс в том, что женщину смирить невозможно, то что она сидит тихо — не значит, что внутри нее не рождается вихрь. Я на всю жизнь запомнил прекрасную работу замечательного, моего любимейшего мастера Стива Шутводера. К нему с заказом обратилась женщина. Она рассказала следующую историю. Муж ее всем обеспечивал, ни в чем не отказывал, на руках носил. «Ни о чем не волнуйся, - говорил он, - ты за мной «как за каменной стеной». А потом поехали они по дороге с мужем — выскочил из-за угла грузовик. Муж только и успел поставить машину так, что удар на него пришелся. Его разорвало в клочья, а женщина и ребенок почти не пострадали. В клиентском заказе женщина хотела понять одну единственную вещь, что за сила управляла этим грузовиком? И работа Стива со всей простотой и безжалостностью показала — грузовиком управляла не принятая сила этой женщины.

Не стой на пути у женской реализации, ни с цветами, ни любовью, ни с дворцами и замками. Как говорит один мой друг: «У КАМАЗА грудь шире».

   Так обычно и бывает в этом мире. Один мужчина вмазал другому, а женщина вроде бы не причем. В этой истории суть всех вооруженных конфликтов на этой планете. Мудрые народы устраивают либо Бразильский карнавал, либо ночь на Ивана Купала — иначе жди войны. И не важно как эта война называется — чума или революция. Женщина муза по сути своей — она вдохновляет не только мужчину — весь этот мир.

   Если вам мало первого примера, могу рассказать второй. История от моей мамы. Ее знакомая вместе с подругой собралась в театр. Они надели вечерние платья, сделали прически. А в муже проснулась ревность и стремление к повиновению. Он напомнил жене, что та собиралась приготовить вареники. Ей пришлось с подругой оборачиваться простынями, чтобы не снимать платьев и в таком виде лепить вареники. В театр они успели. Но когда вернулись — обнаружили у подъезда скорую помощь. Муж отравился варениками. Вареники естественно взяли на исследование. Конечно в лаборатории ничего не нашли. Вареники как вареники. Просто заряженные. То, что женщина уступает тупой и грубой силе — не значит, что она смиряется. В ее природе стремление к движению, к танцу, а не к смирению. В битве полов женщины не слабее. Их оружие менее явное. Как тут не вспомнить пост из интернета: «Вы молитесь перед едой? Что вы, моя жена хорошо готовит».

   И во всех этих примерах женщина не виновата. Если в ней рождается вихрь — он рождается. Когда с моей дочей случилось первая истерика — я ее обнял успокоил, и сказал: «Все в порядке, это часть твоей природы». Не хочешь истерик — пой и танцуй когда Это начинается. Если сможешь...

Надеюсь этих примеров достаточно, чтобы увидеть, что женщина не может идти путем смирения. То, что женщины это делают — просто вызывает определенные социальные процессы к которым женщины вроде отношения не имеют. Женщине надо либо перекрыть свою связь с Землей, стать полуживой — тогда она смирная, либо продолжить наполнять этот мир свободной энергией.

   Женский путь — путь доверия. В первую очередь своей природе. Женская природа отнюдь не злая. В том, что трава ломает асфальт — трава не виновата. Не виноват и асфальт. Просто трава — хочет жить и давать жизнь. Если женщина доверяет своей природе — она легко доверяет Миру и мужчине в том числе. В этом случае она быстро обнаруживает, что ее природа относит откуда не надо и подносит куда надо. Если женщина перестает доверять своей природе, она не может доверять мужчине. Она теряет ориентиры. Ей становиться не понятно, что правильно, что не правильно, что истинно, что ложно. Когда она переключается на внешние ориентиры — неизбежно теряет внутренние. Становится мужчиной второго сорта.

   Есть одно но. Чтобы доверять своей природе — нужно абсолютная смелость. Такая смелость в принципе невозможна в культурах замешенных на страхе. Смелость никак не мешает инстинкту самосохранение, напротив дополняет его. В природе женщины сохранить жизнь, чтобы дать жизнь и нечаянно убить любого, кто мешает ее жизненности. Если женщина отдается своей природе, тогда она начинает любить во всю свою душу. Если не хватает смелости женщина переключается на путь смирения. Путь смирения — это мужской путь. А дальше по накатанному — кто не спрятался, я не виновата. Смотрите фильм «Ночной дозор» или «Жестокий романс», кому что ближе.

   Теперь о мужском пути. Грустное мужское открытие «я ничем не владею» дает мужчине необходимую свободу действий. Если мужчина ничем не владеет — все что он может — только любить и действовать. Огромное количество мужских историй посвящено прекрасной теме: «Было да сплыло». Возьмем легендарную сказку «О старике, старухе и золотой рыбке». Идея женского смирения так глубоко присутствует в патриархальной культуре, что все критики наперебой ругают старуху под разным философским обоснованием. А старик хотя лох лохом — вроде не причем. В этой истории как раз старик слепо доверял старухе, потому и выглядит таким идиотом. Он шел женским путем.

   Во многих городах я предлагал женщинам изобразить суть женского на бумаге. И видел один и тот же процесс — одна из участниц группы под завороженные взоры остальных брала в руки карандаш или фломастер яркого цвета и начинала с наслаждением зарисовывать огромные пространства бумаги до тех пор... пока бумага не заканчивалась. Так и со старухой. Безусловно задача старика была смириться с неизбежной потерей. Либо старухи — либо Золотой Рыбки. Тогда у него появлялась возможность сказать: «Не хочу больше — хочешь иди сама». Типичный супружеский конфликт. И здесь уже момент женщине доверять своей природе. И может оказаться что ее природа понесет прочь от такого старика, или напротив - проснется доверие к нему — нет значит нет, а может и правда возьмет сама невод да и с рыбкой договориться. Кто этих девочек поймет. Но может старик рассудить по другому: «Да Бог с ней с Золотой Рыбкой — зато старуху развлеку». И то правда. И тогда появляется возможность не корить старуху, а сказать «Спасибо мать, хоть ничего и не осталось — зато оттянулись по полной». Если мужчина ничем не владеет у него есть способность любить и необходимая свобода действий. Его не пугают потери: «Бог дал — Бог взял».

   История из моей практики. Совладелец бизнеса в один прекрасный день принес супруге ключи от офиса. И сказал: «Я устал махать неводом. Хочу съездить на курорт». И уехал. Она быстренько попала в автокатастрофу. Заметьте. С ним было все в порядке. Ведь он ее не ограничил — напротив предоставил свободу. Она ведь могла поступить точного также - передать ключи кому-нибудь и уехать вместе с ним. Так у бизнеса появился бы управляющий.

   Здесь уже ее отвергаемая сила напала на нее саму. В моей картине мира — он вовремя почувствовал, что пора спасать свою жизнь. Когда с ней случилась авария, мужчина вернулся, подождал пока она выздоровеет и снова уехал. В этом суть высокого мужского смирения. Хотя со стороны кажется безумием. Но здесь есть внутреннее согласие с любым результатом. Женщин такие мужчины привлекают — они смиренны и они свободны.

   И в этом суть мужского пути. Идти куда хочется идти, даже если никого не будет рядом и даже если никогда не дойдешь, или дойдешь голым.

Намасте. Со всей моей любовью. Вячеслав Гусев.


Счел полезным добавить в статью переписку. Меня сейчас спрашивают почему сейчас так много больных детей?


Светлана Ройз

Вячеслав, добрый день. Спасибо за проживание "о мужском и женском". Я задумалась всерьез... Спасибо... Там есть продолжение - нетрансформированная сила женщины бьет не только по ней, мужу, сильнее бьет по детям.

Вячеслав Гусев

Да, так и есть, я об этом промолчал, не все сразу... Буду благодарен, если добавите в комментариях, сейчас очень много детской психосоматики вроде бы неизвестно откуда. Или если позволите, я просто добавлю эту нашу переписку как комментарий....

Светлана Ройз

Конечно, добавьте по усмотрению.

Вячеслав Гусев

Благодарю, Светочка.

deilf: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] emil_sokolskij в ПОВЕРХ ПОЭТИЗМОВ
«Дорогой Эмиль, нашёл у себя слово о Померанце и Миркиной 2009 года – может, тебе будет интересно. Не помню, знают ли они?»
Кирилл Ковальджи.

«Григорий Померанц и Зинаида Миркина

Они удостоены премии Бьёрнстьерне Бьёрнсона за 2009 год. Достойная награда Григорию Соломоновичу и Зинаиде Александровне – наконец-то! Я – заодно со всеми радующимися, но хочется добавить от себя словечко. На личном долго не задержусь, хотя оно мне дорого – зачем скрывать? Общение с ними, даже только по телефону, – как подарок. И ещё у нас был общий друг – замечательный поэт Борис Чичибабин…
В пору моей работы в издательстве "Московский рабочий" я был причастен к первому изданию книги Григория Померанца "Записки гадкого утёнка", удостоился благожелательного упоминания в одном из его эссе. Не забуду, как открыл для себя поэзию Зинаиды Миркиной и, наконец, был с ними вместе в поездке по Израилю в 2003 году … Оттуда я привёз цикл стихотворений "На близком Востоке", в котором есть и такое:

Живая вода Иордана
втекает в Мёртвое море
с приказом не помирать…

Легко, как седой одуванчик,
по Иерусалиму Григорий
идёт – мудрец Померанц.

Тело войной изранено,
лагерем жизнь поломана,
казалось бы – навсегда;

но вот на девятом десятке
сподобился стать паломником
в Святые места.

Прямо из Домодедово
сюда за четыре часа…
Наверно, он думает: всё-таки
бывают чудеса.

Счастливые люди – на склоне лет к ним пришло выстраданное признание (а они вместе почти полстолетия!), заслужили благодарное внимание лучших умов России. И не только нашей страны, о чём свидетельствует и нынешняя международная награда.
С любовью и восхищением говорю: перед нами редкое явление. Потому что это не только редкое единство мужчины и женщины (двуединство – се человек!), но и редкое (если не единственное) столь плодотворное сплетение в их единстве трёх духовных сфер, по определению весьма различных. Я имею в виду философию, религию и поэзию. Основа философии – это рукотворная система, основа религии – нерукотворная догма, а поэзии – сама жизнь. Разные отсеки. И, однако…
...Перед нами "двойная звезда" – Григорий Померанц и Зинаида Миркина, он философ, она поэт, а вместе их обнимает и осеняет религиозность. Двое – как один человек. О любви и мудрости говорят нам Григорий Померанц и Зинаида Миркина. Глубоко и сердечно. Глубоко – по мудрости, сердечно – по любви (как известно, ум стремится к отвлечённой объективности, сердце – к конкретной субъективности). Повторяю и настаиваю, что перед нами чудо: произведения, созданные Григорием Померанцем и Зинаидой Миркиной и неоднократно изданные под одной обложкой, являют несомненное единство философской ясной мудрости, религиозной таинственной высоты и живой плоти поэзии. И над всем этим – веяние музыки. Она самый необъяснимый инструмент познания. Озарения, откровения.
Музыка, которую слушал морозными ночами Григорий Померанц перед лагерным бараком, пение, которое поднимается под своды храмов, нить мелодии, которая ведёт строку за строкой Зинаиды Миркиной… Благодаря свободному полёту музыки он в философии идёт поверх любой системы, он и она в религии идут поверх любой догмы, она в стихах идёт поверх любых поэтизмов.
Опыт долгой жизни, самостояние, одарённость… Будь моя воля, я бы пропагандировал их тексты по телевидению и радио, преподносил школьникам и студентам. В наше время "без руля и без ветрил" (время великих разочарований) вот он – духовный ориентир, слово, которому можно верить, мысли, которым можно довериться.
Я годами подбирался к одной мысли, которую я чувствовал, но она мне никак не давалась. И вдруг, поражённый, я нашёл её в завершённой великолепной образной формулировке у Григория Соломоновича. Великолепной – потому что в ней единым аккордом прозвучали философия, религия и поэзия: «Я убеждён… что в глубине бытия зла просто нет. Есть только цельный, непорочный свет без всякой тени. Но в пространстве и времени нельзя осветить всё сразу. Что-то всегда будет в тени. Бороться за добро – значит, по возможности, поворачивать вещи к свету».
Нельзя бороться за добро без любви».

August 2017

S M T W T F S
  1 2345
6789101112
13141516 171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 04:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios