Aug. 15th, 2016

deilf: (Default)

Арнольд Тойнби в книге «Постижение истории» сделал некоторые важные наблюдения о характерных реакциях общества, которому угрожает распад существующих структур и ценностей. Он предположил, что переживание нацией «духовной неопределённости» и «морального поражения» может подтолкнуть её граждан к поиску «утопической химеры как заменителя невыносимого настоящего» (10). Точно так же в муках неопределённости и неудачи индивидуум обращается к миру Нептуна и к магическим нептунианским талисманам, поскольку жизнь становится нестерпима. Тойнби утверждает, что в паре движений-близнецов, архаизме и футуризме, можно увидеть по видимости противоположные, но по существу утопические (или нептунианские) коллективные попытки избежать реальности.

 

«В обоих этих утопических движениях попытка жить в микрокосме вместо макрокосма отвергается ради поисков идеального мира, которого был бы достижим, — если предположить, что это возможно в реальности, - без какого-либо столкновения с вызовом трудных перемен в духовном климате». (11)

 

10 — Arnold Toynbee, A Study of History (London: Oxford University Press and Thames & Hudson, 1972), p. 245

11 - A Study of History, p. 245

 

Согласно Тойнби, эта двойственная утопическая подмена реалистического подхода к существующим социальным и экономическим проблемам обнаруживается либо в попытке вернуться к некоторому воображаемому минувшему Золотому Веку, либо в бешеном прыжке к иллюзорному будущему, игнорирующем адаптацию и компромиссы, необходимые для создания приемлемого настоящего. Этот дуализм можно увидеть в политических событиях 1846-48 годов — летящий прыжок в будущее, выраженное движением сторонников мира посреди раздробленной в локальных войнах и революциях Европы, коренившихся в мечтах о славном (величественном) национальном прошлом. Одним из основных импульсов, подталкивающих к архаической форме утопизма, как говорит Тойнби, является «вирус национализма»:

 

«Сообщество, ставшее жертвой этой смертельной духовной болезни, склонно возмущаться культурным долгом перед цивилизацией, лишь фрагментом которой оно является, и в этом состоянии ума оно посвятит большую часть своей энергии созданию узкой национальной культуры, которую можно объявить свободной от иностранного влияния. В своих социальных и политических институтах, в своей эстетической культуре и в своей религии, оно попытается вернуть внешнюю чистоту* века национальной независимости, предшествующего тому, в котором оно оказалось встроенным в более широкое сообщество наднациональной цивилизации». (12)

 

* ostensible purity — можно перевести также как «показная (мнимая) беспримесность», примечание переводчика.

12 - A Study of History, p. 245

 

Тойнби ссылается на возникновение нацистской Германии с её фокусом на «древней сущности германизма» как на яркий пример насильственного архаизма. Сейчас можно наблюдать элементы этого феномена в бывшей Югославии, так же как и на Среднем Востоке. В своей наиболее экстремальной форме насильственный архаизм может приводить к геноциду, как к средству обеспечить «внешнюю чистоту».

Астрологи часто связывают феномен восхождения Гитлера к власти с символизмом Плутона, и, конечно, открытие этой планеты совпало не только с возникновением нацистского режима, но и с целым портфолио диктаторов, включая Сталина, Франко, Муссолини и Аттатюрка. Однако возможно, что в астрологических кругах Плутон обвиняют в том, за что во многом отвечает Нептун или, по крайней мере, крепкий коктейль контактов Нептуна с Сатурном, Нептуна с Ураном или Нептуна с Плутоном. Диктаторы не представляют собой ничего нового, они всегда были и всё ещё пребывают с нами. Чтобы понять, почему нации позволяют себе оказаться под властью диктатора, нам необходимо взглянуть не только на коллективные психологические течения времени, но также и на характер нации. Восприимчивость «духовно нестабильных» и «морально разгромленных» немцев к провозглашённому Гитлером блистающему обещанию спасения была во многих отношениях нептунианской (13). Он был долгожданным мессией, их солярным Зигфридом, и они были его послушными последователями. Его «Окончательный метод» восстановления древней и воображаемой арийской чистоты, возможно, плутонианский, или, что наверное более точно, сатурнианский в своём безжалостном абсолютизме. В конце концов Сатурн это архетипический мифический тиран, проглатывавший своих детей, чтобы сохранить свою вечную власть. Карта рождения Третьего Рейха гордо демонстрирует соединение Солнца с Сатурном в десятом доме, и у самого Гитлера в десятом доме также расположен Сатурн, формирующий соединение с Серединой Неба. Но его послание и источник его магической силы были по своей природе мессианскими. Термин «национал социализм» сам по себе является великолепной иллюстрацией тезиса Тойнби. Интересно, что в карте рождения Гитлера есть также и неаспектированное соединение Нептуна с Плутоном, предполагающее присутствие потенциальной бражки искупительных чаяний, смешанных с принуждением полностью уничтожить существующие структуры, ферментирующихся в коллективной психике в то время, когда он родился. Вот что утверждают авторы «Мунданной астрологии» об этом циклическом соединении Нептуна с Плутоном, которое происходит каждые 492 года:

 

«Обе планеты должны иметь дело с глубинным бессознательным и сверхсознательным коллектива, с раскрытием высших, трансцендентных коллективных идей и идеалов. Мы склонны предполагать, что в некотором смысле они связаны с высшими идеями и идеалами данного времени и с крупнейшими духовными, космическими и гуманитарными целями, которые должны проявиться. Как отмечалось, этот цикл устанавливает тон глубинных и непреодолимых устремлений данного времени». (14)

 

13 - см. обсуждаемую далее в главе карту Веймарской Республики, с её натальным соединением Солнца и Венеры в Скорпионе в квадрате к Солнцу во Льве.

14 – Michael Baigent, Nicholas Campion and Charles Harvey, Mundane Astrology (London: Aquarian Press, 1984), p. 178

 

Гитлер, родившийся с этим соединением, был способен воплотить и выразить эти «непреодолимые устремления», хотя его личную их интерпретация едва ли можно назвать «высшей».

Как отличную от насильственного архаизма нацистской Германии Тойнби описывает более «мягкий, но не менее разрушительный (порочный)» архаизм тех, кто стремится соединить призыв Руссо вернуться к Природе с видением более древней и будто бы более простой эры Западной истории. Это зачастую скрыто элитарное, но очевидно более привлекательное нептунианское политичесое видение будущего отображает тоску по потерянной невинности Райского Сада. Глубокое внутреннее чувство порочности и греха приравнивается к порочности и греховности внешнего мира. Но, насильственный или мягкий, архаизм направлен на реставрацию первоначального Эдема посредством избавления от змея, который неизменно проецируется на козла отпущения. Он может быть конструктивным, когда змей оказывается химическим загрязнением и уничтожением окружающей среды. Но он может быстро стать проблемой, когда змей проецируется на весь технический и материальный прогресс, независимо от того, насколько он улучшает качество жизни; и становится тёмным нептунианским Потопом, когда змей отождествляется с любой расовой, религиозной, социальной или национальной группой, которая видится «худшей», или проецируется на кого-либо, кто кажется отличным в убеждениях, образе жизни, сексуальных вкусах или во внешности. Архаизм настолько же распространён среди политических группировок, идеализирующих минувший Золотой Век, насколько и среди духовных групп, идеализирующих утерянную эзотерическую традицию. Этот феномен не нов. Он может настолько же часто иметь правый уклон, насколько и левый. Он также несёт явное, хотя обычно и не узнанное, фамильное сходство с тем, что Тойнби называет футуризмом:

 

«Иллюзорная надежда на то, что реальность, будучи с достаточной силой отвергнута, перестанет быть актуальной, также находится в основе футуристической формы утопизма. Эсхатологическое видение является одним из наиболее распространённых проявлений футуризма во время периодов локальных кризисов в истории Западной Цивилизации, но заблуждение может выражаться и в менее впечатляющих религиозных терминах. Сегодня мы лучше всего знакомы с футуризмом в его нынешней маске политической революции — концепции, которая … отвергает необходимость переносить боль жизненного опыта (pathei mathos), утверждая, что промежуточные стадии между нынешним страданием и потенциальным счастьем можно преодолеть одним широким прыжком далеко в будущее». (15)

 

15 — Arnold Toynbee, A Study of History, p. 246-247

 

Царство Нептуна всегда является залом зеркал. Коммунист, движимый утопической мечтой о совершенном мире, пойман в ловушку взаимной ненависти с фашистом, побуждаемым настолько же утопической мечтой о настолько же совершенном мире. Их методы зачастую идентичны, и всё, что отличает их друг от друга, это определение змея. Боевые Левые* и Национальный фронт воюют на улицах Лондона; Артур Скаргилл и Маргарет Тетчер бросают друг в друга оскорбления; Тони Бенн проповедует против «разложения Британии» во время пребывания при власти партий правого крыла, в то время как Джон Мейджор, на другой стороне палаты Общин, ругает «примитивность» ** левых; а нью-эйджевские странники*** вступают в кулачные бои с глубоко ксенофобскими местными крестьянами, на чьих частных владениях они стремятся проводить свои фестивали. И над всем этим непомерно разрастаются миазмы политической корректности, угрожающей заткнуть рот и правым, и левым, и центристам во имя ещё одной, настолько же утопической мечты. К этому моменту должно быть очевидным, что Нептун, вопреки широко распространённому астрологическому мнению, не обязательно символизирует левых политиков. Вместо этого он отображает специфический политический подход, пропитанный романтическим видением Рая, потерянного и заново обретённого посредством создания совершенного общества. Нептунианцы могут собираться с любой стороны политической изгороди, в зависимости от других факторов карты рождения, которые описывают темперамент, ценности и личное определение совершенного общества. Романтический национализм Шарля де Голля (его Солнце и Меркурий находятся в Стрельце в оппозиции к Нептуну, Луна образует к Нептуну секстиль, а соединение Марса и Юпитера — трин), часто критикуемый за то, что являлся слишком диктаторским, был так же утопичен, как и романтический социализм Тони Бенна (Солнце в Овне в трине к Нептуну во Льве в 12-м доме, Юпитер в квиконсе и Сатурн в квадрате к Нептуну), настолько же диктаторский. Несмотря на то, что нептунианские лидеры и политические философы могут презирать и даже пытаться уничтожить друг друга, у них больше общего, чем они себе представляют. Они узнаваемы не по своей преданности левым или правым идеям, но по глобальному видению, эмоциональности, поэтичности и полнейшей инфантильной слепоте, которые столь часто окрашивает их политические воззрения. Нептунианские стремления невозможно удерживать в стороне от политики. Можно распознать, когда кто-то скрывается под чужой маской, и уравновесить Нептун другой точкой зрения, которая позволит воплотить мечту по крайне мере частично, не прибегая к физической или психологической бойне.

  

* Militant Left — видимо речь идёт о Militant Tendency - "активисты" (крайне левая фракция Лейбористской партии [Labour Party ]; действует с 70-х годов ХХ века, примечание переводчика.

** в оригинале употреблено словосочетание «yob-culture», примечание переводчика.

*** New Age Travellers - Странники Нью-Эйдж — люди, часто придерживающиеся убеждений, характерных для движений Нью-Эйдж или хиппи, и путешествующих по музыкальным фестивалям и ярмаркам, чтобы жить в сообществе с теми, кто придерживается подобных взглядов. Их транспорт и дома состоят из фургонов, повозок, автобусов, машин и трейлеров, превращённых в мобильные дома. Также они используют импровизированные палатки, типи и юрты.

  

Лиз Грин, "Нептун", перевод - Сивак Игорь, 2016

August 2017

S M T W T F S
  1 2345
6789101112
13141516 171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 01:37 am
Powered by Dreamwidth Studios